aif.ru counter
137

Кто кого победит? Почему сироты десятилетиями ждут и не получают жильё?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. АиФ 27/01/2016

«На самом деле цифра больше, - рассказал Валерий ПОПРУЖУК, руководитель общественной организации «Аварийное жильё Архангельска». - Сирот, у которых нет своего дома, около тысячи. 400 детей-сирот - это только по одному Октябрьскому округу Архангельска».

Сваи в квартире

- Валерий, но как же так, ведь отчитываются же чиновники: жильё даём. Например, в прошлом году 22 сироты въехали в свои квартиры. Вам знакомы эти люди?

- Я не встречал ни одного сироты, которому бы дали жильё. Говорят, что жильё дали, а очередь даже не сдвинулась. Как так? Мне, например, непонятно, кто получает квартиры. Когда я задал этот вопрос одному из чиновников, он ответил, дескать, в город же приезжают сироты из районов, из деревень - они тоже нуждаются в жилье. То есть им надо квартиры давать, а сиротам из Архангельска не надо? А почему сиротам из районов не предоставляют жильё местные власти? Как только я начинаю поднимать такие вопросы в Управлении опеки и попечительства, меня стыдят: «Молодой человек, вам сколько лет? Вы уже не сирота». Мне сейчас 36 лет. Но у нас нет ограничения по возрасту. Если я сирота - мне должны дать жильё. Таков закон, я большего не требую.

- А почему вы столько лет без своего жилья?

- В очереди стоял с самого детства. Я сирота с 12 лет. Меня воспитывала тётя. Мы жили в родительской квартире - две комнаты, 4 человека. Общая кухня, общий туалет.

Когда я вырос, пришёл в администрацию, сказал, что нас нужно расселить. Мне дали временное жильё в Маймаксе, сказали, что позже дадут хорошую благоустроенную квартиру. Потом я начал работать, стал много ездить по командировкам. И вот однажды, это было в 2002 году, я приехал из командировки. Когда возвращался, подумал: приеду, обязательно сделаю ремонт, поставлю железную дверь. Захожу домой, а у меня в квартире на первом этаже сваи - прямо из пола торчат.

Жилья не дают

- После этого вам дали обещанное жильё?

- Когда я начал собирать документы, вызывать комиссию, мне сказали, что нужно получить договор социального найма на это жильё. Я всё это сделал. И здесь было самое интересное: чиновники отчитались в рапортах, что мне уже предоставили квартиру. Но в этом доме жить было невозможно. Печка накренилась, оторвалась, её даже затопить было нельзя. И мне пришлось судиться с мэрией Архангельска.

Теперь по судебному решению - «сиротскому» - я стою в очереди 340-м, по переселению из аварийного жилья - 500-м.

- А какое жильё предоставляют другим сиротам? Какие условия проживания?

- Между собой люди говорят о том, что в городе есть некий сговор. Сиротам в городе дают жильё. Через некоторое время либо из органов опеки, либо бывшие представители этих сирот приходят и говорят: давайте мы расселим вас. Сироты, конечно, соглашаются на отдельную жилплощадь. А получают её на окраинах - в Маймаксе, в Цигломени. Их расселяют в аварийный жилфонд. Выходец из детского дома должен получить благоустроенное жильё. На деле получается, что они как бы получают, но живут почему-то в деревяшках на окраинах - без воды, без удобств.

Примерно аналогичное происходит с программой развития застроенных территорий. Суть следующая: застройщик приходит, строит жильё на месте ветхого дома. Жильцам должны в новом доме дать квартиры. Их переселяют во временное жильё в ужасные условия. А новые квартиры не дают. Такой прецедент был, когда строили девятиэтажный дом за САФУ.

Тактика бессмертель­ного боя

- Как решить проблему, на ваш взгляд? Чиновники говорят, что в городе нет денег, что трудно найти застройщика на социальное жильё - ведь прибыли гораздо меньше…

- Нужно сносить старые дома, строить на их месте новые. Часть квартир предоставлять людям из этого дома - нужен контроль за предоставлением квартир. Сейчас встречаются такие случаи, что тратятся миллионы на капремонт почти аварийного дома. Зачем это нужно, если можно использовать эти деньги на строительство нового? Ничего этого не делается. Всем идут отписки, мол, в конце 2017 года построят дом, успокойтесь.

- Как власть реагирует на обращения людей с жилищными проблемами?

-Всем пишут одно и то же - погорельцам, аварийщикам, сиротам. Мы написали два заявления с разными фамилиями и получили одинаковый ответ. Ответ как под копирку: ожидайте - дома строятся. Людям уже говорят, что пять домов строится в Архангельске. Где они? Строительство только на одном доме идёт, на остальных, что называется, конь не валялся.

А вот когда люди пытаются активно бороться - идёт прессинг, если чиновники не напрямую это делают, так с помощью полиции или судебных приставов. Одну девушку из нашей организации выселили из дома. Теперь она живёт в Маймаксе в бане. Жить ей негде. Меня тоже прессовали. Ищут, за что зацепиться.

Я разговаривал с другой девушкой - она сирота. Тоже в Маймаксе живёт. Дом ужасный. Спрашиваю: «Почему в суд не идёшь?» Она отвечает, что не верит в правосудие.

- Вас как руководителя общественной организации приглашают в мэрию или в областное правительство?

- Да, периодически мы встречаемся с мэром города, с другими представителями власти. Но у меня сложилось впечатление, что чиновники зачастую хотят не поинтересоваться нашими проблемами, а понять, какой мы обладаем информацией. Это тактика бессмертельного боя. Когда война идёт информационная. Сильнее тот, у кого есть больше доводов и больше информации. Ведь нам приходится знать массу законов, собирать кучу информации. По сути, выполнять работу, которую должны делать органы власти.

Фото: АиФ

Валерий Богданович ПОПРУЖУК. Родился в Украинской ССР. Сирота с 12 лет. Образование - среднее. Один из основателей и руководитель общественной организации «Аварийное жильё Архангельска».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах