aif.ru counter
17.12.2012 13:15
42

Заместитель начальника УФСИН: события в Копейске были тщательно спланированы

Фото автора

Чтобы понять, как живут и чем занимаются заключённые мы отправились в колонию строгого режима для неоднократно судимых. Здесь только те, кто уже не в первый раз попадает за решётку.

«Тюрьма – это маленькая модель всего общества. Что происходит в стране, происходит и за колючей проволокой, – говорит Заместитель начальника УФСИН России по Архангельской области Сергей Алексеев. – И я уверен, что то, что произошло в Копейске, было тщательно спланировано, а не стало стихийным бунтом»

– Если заключённые в Челябинской области готовились к бунту, то получается, у них было на это достаточно времени. Интересно, чем же занимаются заключённые в колонии?

– В Исправительной колонии № 1 находится 1137 осуждённых. Из них работает 546 человек. В первую очередь трудоустраиваются те, у которых есть иски, которые необходимо погашать. Кроме того в колонии осуждённые не только работают, но и учатся. Так, те, у которых есть иски, которые необходимо погашать. Кроме того в колонии осуждённые не только работают, но и учатся. Те, кому не исполнилось 30 лет и у кого не оконченное среднее образование, в обязательно порядке доучиваются. Так же есть у нас профессионально училище. Вообще осуждённые, как правило, стремятся работать. Ведь далеко не у всех есть родственники, готовые их материально поддерживать. А некоторые напротив, находясь в колонии, стараются помогать родителям или жёнам и детям. У нас налажено производство вагон-домов, кабельных барабанов, мебели и пр. Осуждённые шьют форму, как для себя, так и для работников УФСИН. Сейчас мы собираемся запускать участок по производству гофра тары. Производство это очень востребованное и кроме того позволит создать ещё рабочие места.

Выходят в никуда

– Говорят, что чуть ли не 90% сидельцев снова попадают за решетку. Так в чём тогда суть реабилитации, о которой так много говорится с советских времен? Почему она не помогает человеку измениться?

– Сегодня у нас в области нет как таковой реабилитации. Часто осуждённый выходит просто в никуда. И тут очень сложно не сорваться и изменить свой образ жизни, встать на ноги. Хотя есть немало и положительных примеров. Так недавно я на улице встретил мужчину, который некоторое количество времени назад освободился. В колонии он учился, а выйдя на свободу, поступил в институт, женился, нашёл работу. Хотя, конечно, я считаю, что когда человек попадает в тюрьму впервые, это может быть случайность. Но когда это случается третий, четвёртый, восьмой раз – это уже образ жизни. Но бывает, что и такие люди вдруг меняются. Так был у нас мужчина, который сидел четыре раза. А сегодня он нашёл своё место в Артемиево-Веркольском монастыре. Он выбрал для себя такой путь и счастлив. Как он сам говорит, в колонию к нему пришёл батюшка, и беседа с ним перевернула, изменила что-то внутри.

– Также уполномоченные по правам человека говорят, что завалены жалобами сидельцев. На что жалуются последние?

– Жалуются практически на всё. Они говорят, что недовольны действием администрации, медицинским обслуживанием, условиями содержания. Что касается медицинского обслуживания, то вот в том году нам пришли деньги на протезирование. То есть заключённым предлагалось сделать протезы верхних и нижних конечностей. И вот почти 40% тех, кто нуждается в этом самом протезировании, отказались. Они не захотели лишаться группы по инвалидности. Насчёт бытовых условий, то конечно, не секрет, что за последние 10 лет в области не было построено ни одной колонии. Но при этом если взять обычных людей, которые живут тут же на левом берегу, то условия у многих точно не лучше, а иногда и хуже, чем те, в которых содержаться осуждённые. Кроме того, что касается жалоб, то наша позиция такова: если мы дадим осуждённым то, что им положено, то нам же будет легче и к нам будет меньше претензий. Но всегда есть те, кто просто очень любят жаловаться, писать различные обращения в огромных количествах.

– Очень часто приходится слышать о том, что большая часть тех, кто сидит за решёткой невиновны. А ваше мнение?

– Общаясь с родственниками, 95% процентов уверяют, что они не виноваты. Но это вопрос суда. Есть инстанции, где можно отстаивать свои права и добиваться признания невиновности. Но за время моей работы, а это больше двадцати лет, не было примеров, когда человек отбывающий наказание был признан невиновным и освобождён.

Весь уголовный кодекс

– Можно ли говорить о том, за что сегодня чаще попадают в тюрьму?

– Было время, когда подавляющее количество осуждённых попадали в тюрьму за разбой, грабежи. Сегодня же больший процент – это статьи Уголовного кодекса, связанные с наркотиками. Хотя, как мы обычно говорим: у нас тут весь уголовный кодекс присутствует. Есть и те, кто сидят за грабежи, тяжкие телесные повреждения, разбой и т.д.

– Мобильные телефоны в тюрьмах запрещены. Но даже к нам в редакцию звонят заключённые с сотовых. Как так получается?

– Сегодня уже есть люди, которые практически профессионально занимаются тем, что передают телефоны в зону. Их перебрасывают через ограждения, а так же находят какие-то совершенно немыслимые способы передачи. Так бывало даже, что в колонии, находящиеся в лесу их прятали в деревья, перевозимые лесовозом. Не буду скрывать, что и у нас есть свои предатели. За этот год в области 4 сотрудника попались на передаче телефонов. Вообще каждую неделю мы изымаем порядка 200 телефонов по всей области. Знаете, когда я только пришёл работать в УФСИН, а было это в 1989 году, тогда тоже были перебросы. Но перебрасывали чай, кофе и сигареты. Потом всё это разрешили осуждённым получать официально и перебрасывания прекратились до тех пор, пока не появились мобильные телефоны. Но тут есть другой интересный момент. Всем осуждённым предоставляется возможность неограниченное количество звонков по таксофону, установленному в колонии. Покупай карточку и звони. Но нет, им нужны мобильные телефон. Видимо, это уже психология такая. Ну а пока есть спрос, будет и предложение. С той стороны их будут кидать, а мы с этой будем ловить и задерживать.

Цифры

В Архангельской области расположено 7 колоний строгого режима, 5 – колоний-поселений, 3 колонии общего режима, 1 колония особого режима, 1 лечебно-исправительное учреждение, 1 воспитательная колония и 4 следственных изолятора. Всего в нашей области более 11 тысяч заключённых. Из них 60 человек – женщины.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество