aif.ru counter
232

«Золотая клетка Ягринлага». Как заключённые строили будущий Северодвинск

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. «АиФ в Архангельске» №25 19/06/2019
Общий вид Ягринского лагеря.
Общий вид Ягринского лагеря. © / В.Митин / Из личного архива

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Кажется, мы знаем о ней почти всё. Но нет. Ещё очень много «белых пятен», документов под грифом «Секретно», которые историки добывают и изучают буквально по крупицам. 

Председатель северодвинского отделения общества «Совесть» Галина Шаверина рассказала «АиФ», как и кем во время войны строился Молотовский участок Архангельского порта (ныне Северодвинск. - Ред.). Этой информацией она делится впервые.

«Я считаю, что вклад заключённых в укрепление обороноспособности страны в годы войны недостаточно оценивается. И Ягринский лагерь - не исключение», - говорит Галина Викторовна.

Поползли за помоями

Вот что она рассказала.

Изначально в Молотовске строительство торгового порта не предусматривалось, так как возводился судостроительный завод оборонного значения. Планы вынужденно поменялись с началом Великой Отечественной войны: необходимо было принимать и обрабатывать грузы по ленд-лизу, поступающие североатлантическим путём.

Из пяти участков Архангельского морского торгового порта только Экономия и Бакарица были пригодны для импортно-экспортных операций. Но они без улучшения портового хозяйства и проведения дноуглубительных работ были не в состоянии принимать глубоководные океанские суда. Кроме того, зайти суднам в Архангельск зимой было практически невозможно.

«О проблемах и ходе строительных работ в Молотовске можно судить по материалам протоколов совещаний, справок и актов, хранящихся в Государственном архиве Архангельской области, - говорит Галина Шаверина.-  Основой для порта должны были стать три временных причала завода №402 общей длиной 586 метров, раскинутых на полигоне в 2-х километрах. Причалы должны были построить до 25 ноября.

6 декабря 1941 года в обкоме партии состоялось совещание с участием легендарного полярника  Ивана Папанина по вопросу готовности причалов в Молотовске к приёму кораблей. Папанину доложили, что строительство причалов провалено. Секретарь обкома Огородников приказал в ближайшие дни закончить их возведение, иначе ответственные за это будут посажены».

Почему в срок не успели? Потому что был острый дефицит рабочей силы. Строили причалы в основном зэки,  11 тысяч  человек, но этого было мало. Заключённые были настолько истощены и ослаблены, что общее их состояние оценивалось как «чрезвычайно тяжёлое». Кроме того, накануне в бараке произошёл крупный пожар, и много зимней робы сгорело. Смертность в лагере к тому времени составляла 36 % от списочного состава.  Тем не менее, начальник строительства заверил: работы будут завершены к 12 декабря, и порт сможет принимать одновременно 5 кораблей.

Очевидец событий Василий Павлович Корельский, служивший на ледоколе № 8, вспоминал: «В январе 1942 года грузопоток переключили на Молотовский порт. Наш ледокол до весны работал там. Разгрузкой иностранных судов занимались красноармейцы и краснофлотцы. А постройку причалов вели заключённые. В тяжёлых условиях приполярной зимы эти измождённые от голода и каторжного труда люди забивали мощные сваи, окрепляли связки свай бугелями, укладывали ряжи, монтировали настил. В те дни я стал свидетелем страшной сцены. Двое заключённых от свай причала поползли по льду к борту английского парохода, с которого юнга или кок выбросили помои. Один из охранников вскинул винтовку и застрелил этих несчастных прямо на глазах у многих».

В  сжатые сроки, в тяжелейших условиях порт был построен. Вскоре он принял первое судно союзников - британский танкер «Сан-Амброзио» из каравана РQ-3. Пришвартовавшись к временному нефтепирсу, танкер перекачал на берег более 7 тыс. тонн авиационного бензина, столь нужного фронту. В дальнейшем Молотовская нефтебаза станет единственным местом для приёма нефтегрузов с танкеров, приходивших с конвоями в Белое море.

Работы велись круглосуточно.
Работы велись круглосуточно. Фото: Из личного архива/ В.Митин

Бесконвойники

Многие суда, прибывшие в Молотовск с грузом, нуждались в ремонте. Эта работа была возложена на завод № 402 (нынешний Севмаш. - Ред.). Ещё в августе 1939 года из Болшевской спецтюрьмы и других лагерей в Ягринлаг была доставлена группа специалистов «Спецбюро 4-го спецотдела НКВД», на заводе она называлась «20-й отдел», в просторечии - «золотая клетка Ягринлага». Они и возглавили весь ремонт отечественных и иностранных судов.

Так, ремонтом отечественного танкера «Азербайджан», одного из уцелевших судов каравана PQ-17, в июле 1942 года руководили заключённые спецбюро Н. В. Гавриленко и А. Н. Декаристо. Бывший узник спецтюрьмы С. К. Бондаревский в своих воспоминаниях пишет: «На совещании у директора завода начальник КБ завода заключённый Гавриленко высмеял установленные сроки ремонта в несколько месяцев. Он считал возможным выполнить ремонт в недельный срок. Возглавив ведение работ вместе с мастером Шипуновым, круглосуточно работая с бригадой рабочих, на пятый день закончили ремонт».

Сам Бондаревский был назначен заместителем начальника вновь организуемого минно-трального цеха.

Большой объём судоремонтных работ вынудил в 1942 году организовать на заводе отдел судоремонта. Руководство отделом было возложено на расконвоированного заключённого Ягринлага, известного советского кораблестроителя Виктора Леонидовича Бродского. Из 124 иностранных судов, встававших под разгрузку в Молотовске, 70 получили необходимый ремонт. «Бродский был назначен главным строителем по судоремонту. Он свободно владел английским языком, - впоминали позже его коллеги. - Ему разрешено было выходить за пределы завода без конвоя, вести деловые переговоры и контроль ремонтных работ английских и американских транспортов в портах. Он мог свободно уйти на них из СССР».

Ещё один заключённый, Николай Владимирович Гавриленко, главный инженер конструкторского отдела, обеспечивал своевременную подготовку конструкторской документации для ремонтирующихся и строящихся кораблей.

Всего судостроителями Молотовска за годы войны было восстановлено, перевооружено и дооборудовано 139 военных кораблей, иностранных транспортов и советских судов.

Использовали и бросили

Ещё одним объектом, в возведении которого принимали участие заключённые Ягринлага, был мост через реку Кузнечиху в Архангельске. Мост был нужен для доставки грузов, поступавших по ленд-лизу, из порта Экономия до переправы через Северную Двину в районе Смольного Буяна. Строительством моста кроме заключенных Ягринлага занимался личный состав рабочих батальонов. В мае 1942 года по мосту через Кузнечиху прошел первый поезд с грузом.

Как рассказала Галина Викторовна, в государственном архиве Архангельской области хранятся документы  о том, что заключённые Ягринлага принимали участие и в строительстве аэродрома на Поное в Мурманской области, который был в годы войны базой для морской авиации, охранявшей Северные конвои. Есть документы о том, что многих заключённых после выполнения этих работ не вывезли, а бросили здесь же, без продовольствия, вследствие чего начались болезни и многие умерли.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах