415

«Небольшой пожарчик». Так поначалу называли аварию на Чернобыльской АЭС

Александр ИШАНОВ / Коллаж АиФ

10 лет назад «АиФ» писал об архангельских чернобыльцах, которые вроде есть, а вроде их нет. На тот момент ситуация у них была такая: «Пишем письма губернатору и мэру с просьбой о льготах, но не получаем ответов, судимся с собесами, просим выделить хотя бы офис, - рассказывал тогда Пётр Подлузский, председатель организации «Союз «Чернобыль» (К сожалению, он уже ушёл из жизни. - Ред.). В итоге офис для архангельской общественной организации выделила одна из политических партий, а памятный камень на Вологодском кладбище к печальной дате поставили предприниматели.

В апреле - 30 лет

Сегодня ситуация ухудшилась. Не ошибёмся, если скажем: чернобыльцы забыты. «Даже тот факт, что нам приходится доказывать, что мы были там и у нас есть заболевания, - это уже унизительно, - говорит Олег ПРОХОРОВ, председатель правления «Союз «Чернобыль» Архангельской области». - Мы даже не знаем, сколько нас. Списки никто не даёт, куда только ни делали запросы. Знаем, что в Чернобыле оказалось примерно 1 тыс. 200 человек из области, сейчас осталось примерно 600».

Чтобы напомнить о себе, а также о том, что в апреле 2016 года исполнится 30 лет со дня катастрофы, чернобыльцы планируют провести автопробег по области. «Мы хотим собрать ликвидаторов, вдов, семьи ликвидаторов, чтобы объединить в одну организацию, - говорит он. - Хотим встретиться с местными властями,  пообщаться, спросить, как они собираются отметить 30 лет с катастрофы. Может быть, где-то памятники, памятные знаки поставить».

«Курите, парни»

В Северодвинске на Яграх установлен мемориал всем ликвидаторам атомных аварий. На фото: организаторы «Союза «Чернобыль» Архангельской области» Олег Прохоров (слева) и Сергей Сердюков (справа). Фото: АиФ/ Наталья Попова

Разве могли подумать 19-20- летние в сущности ещё пацаны, что с ними так обойдутся после того, как они честно выполнят свой долг? Мало того что им никто не сообщил, куда отправляют, так теперь отмахиваются, как от назойливых мух. «Это было в апреле, мне только исполнилось 20 лет, - вспоминает Олег Николаевич. - Мы служили под Киевом и как раз находились на учениях в Киевской области. 26 апреля, когда  произошла авария, у нас в части оставались дежурные машины и ночью их отправили в Чернобыль. Я почему-то запомнил именно это. Мы ещё вернёмся к машинам.

Нас забросили под Чернобыль. В нескольких километрах от города развернули аппаратуру и связь с Киевом, с Чернобылем, с Москвой давали уже оттуда. Но территория, с которой давали связь, тоже  была заражена».

В сентябре солдат Прохоров попал в Чернобыль. «Жутковато было, - говорит. - Город совсем пустой, ни людей, ни животных, ни птиц. Нас привезли, за сетку загнали, откуда мы связь качали и охраняли её, и никуда не выпускали. Никаких защитных средств не было. Дозиметров не было. Выдавался хлопчатобумажный костюм, чем-то пропитанный. Только после первого использования его нужно было выбрасывать, но его стирали и снова нам выдавали.  Да и вообще, нас не предупреждали, что случилась авария, говорили: «небольшой пожарчик». И только потом по телевизору мы услышали, что на самом деле произошло».

А машины эти, которые стояли у них в части и потом были отправлены в эпицентр аварии, вернулись. Вернее, их поставили в нескольких километрах от части. Хотя делать этого было нельзя, машины были заражены по самую крышу.

«Но они же были напичканы дорогущим оборудованием, вот и пожадничали», - улыбается Олег Николаевич.

Так же легкомысленно звучит и история о сигаретах. Когда со складов и из магазинов Чернобыля вывозили и уничтожали продукты, коробки с сигаретами везли в часть со словами: «Разбирайте, ребята, курите. Бесплатно же».

Жильё в Смоленске

из 1,2 тыс.
осталось 600 чернобыльцев
«Вы знаете, обидно, что мы никому не нужны, - горячится Прохоров. - Вот на юге даже больше льгот, чем у нас, на севере. Там вдовы не платят налог на машины, отдых оплачивается. Это, конечно, всё зависит от местной власти. Если северодвинская власть поддерживает нас, то архангельская - нет. В апреле обратились в архангельскую мэрию с просьбой о встрече. Нам предложили встретиться в мае, но так и не перезвонили. Или вот ситуация с реабилитационным центром «Родник». До прошлого года нам давали 24 путёвки. В «Роднике» могли подлечиться как сами чернобыльцы, так и члены их семей. А с этого года нас лишили этой возможности. Почему? Звоним в «Родник», отправляют в администрацию области. Звоним в администрацию области, нас отправляют в «Родник». Из поддержки у нас осталось: пособие 3 тыс. рублей в месяц и  оплата за коммунальные услуги, которая распространяется теперь только на чернобыльца, а раньше - на всех членов семьи.

А ещё мы были в Смоленской области, так у них все чернобыльцы обеспечены жильём, при этом там их в разы больше, чем у нас. Также нам трудно официально устроиться на работу - берут неохотно, дескать, не совсем здоровы. Надеемся, что к 30-летию аварии на Чернобыльской атомной электростанции нас услышат».

От редакции. Если вы хотите помочь организаторам автопробега средствами, вы можете найти Олега Прохорова и связаться с ним в соцсети «ВКонтакте». 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах