aif.ru counter
510

«Дети войны» не нужны. Кто теперь они, изо всех сил помогавшие победить?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. Приятного просмотра 01/04/2015

Мы познакомились с Анатолием Яковлевичем Нечепоренко год назад. Мы много писали о том, как долго сдаётся дом для ветеранов, что на пр. Ленинградском. Анатолий Яковлевич тогда пришёл к нам и устало сказал: «Всё. Мама умерла».

Его мама, Надежда Михайловна, была в списках тех, кому дали квартиру. Но не дожила всего полгода. «Вы не думайте, мне самому ничего не надо, просто обидно, что строительство дома так затянули и многие ветераны не дождались благоустроенного жилья - с тёплым душем и горячими батареями».

Фото: АиФ

Сейчас Анатолий Яковлевич пришёл к нам уже по другому поводу: напомнить о себе. О таких, как он. О детях войны. Он принёс свои записи - мысли об этом на трёх листах, читал их вслух и дополнял рассказами из детства. «Я записал на листочках, потому что могу что-то забыть и не рассказать»,-волнуется он.

«70 лет без войны - СЧАСТЬЕ! - так начинается его монолог. - Смогут ли те, кто будет жить после победителей, помнить нашу историю: ратную, трудовую, на благо Родины? Пройдёт ещё десяток лет - и не останется участников, защитников, победителей, которые сейчас не дают «умникам» изменить историю Победы. И забудут Вторую мировую вой­ну, как это случилось с Первой мировой».

«Кулаком» на фронт

…Он родился в посёлке Орлово Холмогорского района. Посёлок был специально построен для выселенных людей. Такими оказались и его родители. Как «кулаков» их выслали в 1934 году. Мать - с Астрахани, а отца из-под Полтавы. «Отец - нищета, - машет он рукой, - а семья матери жила хорошо, у них и нянька была, и гувернантка. В Орлово родители познакомились, дети пошли».

В Ульяновске, как и во многих других городах, не так давно установили памятник детям войны. А у нас когда? Фото: АиФ/ Сергей Юрьев

Когда началась война, на неё таких, как Яков Никифорович, первый год не брали. Почему? Потому что власть боялась бывших «кулаков», а вдруг отомстят - изменниками станут. Потом всё же и «кулаки» пошли на фронт. Из тысячи человек, что было в Орлово, взяли на фронт 180 мужчин. 18 из них вернулись. Ни одного предателя, изменника, труса не было. «Во-первых, кулаки боялись Советской власти, боялись наказания по новой, - такова версия Анатолия Яковлевича. - Во-вторых, боялись за семью. Отец никогда не говорил, что воевали за Родину, они воевали за семью».

Потом Нечепоренко нарожали детей, прошли долгий путь, плечо к плечу. Людьми были скромными, уважаемыми, на советскую власть не обижались. А про то, что их выслали с родной земли, рассуждали так: видимо, так надо было, северА необходимо было заполнять, леса рубить, земли пахать, колхозы создавать. Они всю жизнь прожили в Орлово. Даже когда была возможность вернуться домой, не вернулись. Так и ушли здесь. Отец умер в 90 лет, а мама в 94 года.

Ели траву и крапиву

Потом Анатолий Яковлевич будто спохватывается и переходит на тему, о которой пришёл говорить. «Страшная беда - война, обрушилась на нас, детей и подростков, так же, как на взрослых, ушедших на войну, и оставшихся в тылу стариков и женщин: бомбёжки, блокада, смерть, трупы, смрад, разлука, разруха, голод, холод, - читатет он свои записи. - Все вместе мы, дети, опалённые войной, приближали Великую Победу, как могли, по часам и минутам. Детей войны называли в прессе, как взрослых, по имени-отчеству. Многим подросткам в 1943 г. выдавали медали, а некоторые мальчишки отмечены высшими наградами». И снова переходит на воспоминания.

«Война лишила нас детства, а государство лишило нас права на обеспеченную старость - позор!». Фото: www.russianlook.com

«Мне было 5 лет, когда вой­на закончилась, - после долгой паузы рассказывает он. - Войну мы пережили более-менее, нас она не коснулась, мы же жили в 200 км от Архангельска. Но мы работали, как и все тогда, - только на победу! Все налоги, все продукты - отдай государству. Сами мяса не ели - всё на фронт уходило, да и мяса-то не было, живность кормить было нечем. Зарплату платили не деньгами, а трудоднями, палочками, а потом на эти палочки давали картошку, брюкву. Жили впроголодь, а ведь 6 детей в семье было, ели траву, крапиву, болтанку - это перемолотое зерно. Двое детей в семье умерли от истощения. Остальные выжили, слава богу.

Я вот прочитал, что в 2011 г. по указу Президента Беларуси Лукашенко установили памятник с надписью «Пограничникам, женщинам, старикам, детям - подвигом своим в бессмертие шагнувшим». А где у нас есть что-то посвящённое памяти труженикам тыла: женщинам, детям, старикам? Я сейчас памятник матери прошу установить, так все круги ада прошёл. Есть такой закон, чтобы вдовам и труженикам тыла, жертвам политических репрессий памятники были установлены за счёт государства. Мне нужно 15 тыс. рублей на памятник. Я уже согласен даже, чтобы 5 тысяч дали, так ведь нет - отказывают везде. Так и хочется сказать нашим чиновникам: «Вы сначала пройдите такой же тяжёлый путь, какой моя мать прошла, и доживите до 94 лет. А то только лозунги красивые сочинять мастера». Мне на память приходят строчки из Валентина Пикуля: «Не буду оригинален, если скажу: нам бы никогда не выиграть этой страшной войны, если бы не русская женщина. …Именно она, наша безропотная и выносливая, как вол, русская баба выиграла эту войну - и тем, что стояла у станков на заводах, и тем, что собрала урожай на полях, и тем, что последний кусок хлеба отдавала своим детишкам, а сама - сметёт со стола последние крохи, кинет их в рот себе и тем сыта…»

«Кто же мы?»

«По всей стране имеются общественные организации, называемые «Дети войны», - говорит Анатолий Яковлевич. - У нас супруги Лебедевы, Слава Николаевич и Галина Кузьминична, 15 лет назад создали такую организацию «Дети, опалённые войной (1941-1945гг.)». Они добиваются у государства принятия статуса «Дети войны» для детей, рождённых с 1927 по 1945 гг. В Архангельской общественной организации «Дети, опалённые войной» состоит около 6 тыс. человек.

Лебедев с 2002 года везде пишет: в Думу, в правительства, и наше, и московское, чтобы нас признали. Признают ведь где-то «детей войны», льготы дают: оплата коммунальных, выплата по 200-500 рублей в декаду и т.д. Но обращения остаются под сукном. Наши депутаты тоже этот вопрос решить не могут. А вот в Ненецком округе, Мурманске, Кирове и даже в Крыму вопрос снят - признаны!

Война лишила нас детства, а государство лишило нас права на обеспеченную старость - позор! Мы государству не нужны: меньше забот, затрат. Вы посмотрите: в поверженной Германии пенсии ветеранам войны - 60 тыс. в перерасчёте на рубли. В Украине выплачивали детям войны льготы. А у нас, чем меньше останется стариков, тем легче жить с новым поколением, не помнящим отцов и обманутым историями о победе?

Так кто же мы, дети, не охваченные обязательной воинской присягой, наравне с бойцами Красной Армии и взрослыми обездоленными тружениками тыла, ковавшие Победу: всё для фронта, всё для Победы?

Досье

Анатолий Яковлевич Нечепоренко, 75 лет. Ветеран труда СССР и колхозного рыболовства, инвалид, член общественных организаций «Совесть» (жертвы политрепрессий) и «Дети, опалённые войной».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах