aif.ru counter
14.06.2012 13:07
79

«Мы вернёмся». Незваные гости покорно покидают регион, а потом… возвращаются

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ в Архангельске 14/06/2012
Фото автора

Нелегалов находят везде: как в Архангельске, так и в отдалённых уголках области. Большинство из них – граждане Узбекистана, приехавшие в нашу страну на заработки.

- Полиция проводит рейды, а найдя их, отправляет документы в суд, который уже решает самостоятельно эти граждане покинут Россию или же их выдворение будет происходить под контролем сотрудников Управления федеральной службы судебных приставов, - рассказал начальник специализированного отдела УФССП по Архангельской области Владимир Авраменко. - Исполнения решения суда мигранты, приговорённые к контролируемому выдворению, ожидают в спецприёмнике УВД.

Некоторые проводят там не больше месяца, а кто-то задерживается на год. Иногда у них просто нет документов, необходимых для пересечения границы. Но, поскольку, родина не всегда заинтересована в их возвращении, процесс восстановления документов зачастую затягивается.

Когда же, наконец, все документы в порядке, нелегалов забирают приставы и начинается процесс выдворения. Наш корреспондент пообщалась с незваными гостями.

Дорогой нелегал

За нелегальными мигрантами на Белую гору, где находится спецприёмник, приставы едут на специальном автомобиле. Изнутри дверь не открыть, только снаружи. Сделано это для того, чтобы исключить возможность побега выдворяемых. Всё происходящее в салоне фиксируется на видео, а на окнах установлены специальные ударопрочные тонированные стёкла.

На Белой горе предстоит забрать троих мигрантов. Все они граждане Узбекистана. Их нужно доставить в аэропорт Архангельска. Оттуда в сопровождении четырёх приставов узбеки полетят в Москву, где их будут сопровождать до того момента, пока они не поднимутся на трап самолёта Москва-Ташкент. Сумма, которую придётся выложить нашему государству за каждого такого товарища немаленькая – порядка 25-30 тысяч. И это не считая того, что и сопровождающим нужно оплатить перелёт до Москвы и обратно, а также ночь в гостинице. Кроме того, в копеечку обходится и содержание нелегала в спецприёмнике.

Захотели приключений

И вот мы доехали до Белой горы. Из-за железной двери мигрантов выводят по одному. Вначале выходят два брата-близнеца. Один из них прекрасно говорит и понимает по-русски. Он всё переводит для близнеца, который знает лишь свой родной язык. Оказалось, что Хусейн вместе с братом, как и многие их соотечественники, приехал в Россию на заработки. В России они провели около 3 лет.

«Мы хотели семье помогать, - рассказывает парень. – Да и ещё, конечно, приключений хочется, и интересно было страну посмотреть. Мы жили сначала в Плесецком районе, потом уехали в Самару. Были в Москве и снова вернулись в Плесецкий район. Жили неофициально, работали грузчиками. Там много КАМАЗов приходит. Вот их и разгружали. Хотя многие наши земляки едут в Москву и Питер. Там работы больше. Но нам и тут неплохо было. Мы снимали квартиру и родителям помогали. То, что сейчас нас высылают домой, нас ничуть не расстраивает. Мы как раз родных давно не видели. Соскучились. Там сейчас будем покупать машину и начнём работать таксистами. Отдохнём немножко, а потом вернёмся». И, действительно, подумали мы, отчего бы не вернуться-проезд-то в одну сторону бесплатный.

«Родина здесь»

Но. Сколько людей, столько и историй. Вместе с другими мигрантами-узбеками, которые, действительно, незаконно находились на территории региона и занимались незнамо чем, к посадке на спецтранспорт готовится дедушка. Сидит он на скамейке сиротливо, опустив голову, под ногами тощий мешочек с вещами. Дедушка на вид русский. Оказалось, Юрию Павловичу всего 64 года. Жизнь Юрия Павловича изрядно потрепала, это видно невооружённым взглядом. Родился он в Архангельской области, в большом селе Верхняя Тойма. Там же вырос, закончил школу. Так почему же теперь его вместе со всеми высылают в Узбекистан?

«После школы я поступил в Рижское авиационное училище, - неохотно делится мужчина. - По его окончании попал по распределению в Среднюю Азию в Туркмению. Там служил, потом перевели в Узбекистан, в Самарканд. Окончив службу, я остался работать в Самарканде до 2002 года. 8 марта 2003 года вернулся домой, в свой Верхнетоемский район. Тут я узнал, что пожар уничтожил родительский дом. В пожаре погибла мама. Оказалось, что я там уже никого не знаю и не помню. Я остался совершенно один. Мне выделили комнату в ней я и жил. У меня первые дни было столько эмоций и переживаний, что я в указанные законом 3 дня не явился в милицию, чтобы встать на учёт. Можно было, конечно, потом придти в милицию, но, понимаете, выпивать начал…. И пошли они мне выписывать штрафы каждый раз по 2 тысячи рублей за нелегальное проживание, да по четыре раза в год. Сумма приличная набежала. Я подрабатывал, как мог: у старушек снег чистил, дрова колол, помогал урожай собрать. Добрые люди подкармливали, тем и жил. Но 24 марта этого года был суд о выдворении. И было принято решение выслать меня.

Я даже не могу сказать, что для меня Узбекистан. Это и не дом и не родина, ни знакомых, ни родных, ни единой души. Родина у меня здесь. Вот выйду я с самолёта и куда? Хоть под забор ложись и подыхай. Если силы будут-снова поеду домой, если доберусь. А доберусь-встану на учёт теперь уж обязательно. Но ведь кто знает, как оно получится- то…»

Когда мы приехали в аэропорт, двое братьев о чём-то оживлённо беседовали на родном языке, а Юрий Павлович, опустив голову, понуро сидел в уголке, положив у ног небольшой мешочек с вещами. Кто знает, что его ждёт дальше?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество