aif.ru counter
16.02.2012 18:39
99

«Я всё время молилась». Органы опеки отбирают детей у матерей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ в Архангельске 15/02/2012
Фото автора

Так получилось, что Светлана одна воспитывает восьмилетнего сына. В мае 2009 года ей поставили диагноз – рак груди, а в октябре прошлого года присвоили первую степень инвалидности. До октября прошлого года Светлана, как могла, тянула свою маленькую семью, работала сторожем, но здоровье ухудшалось, и ей пришлось уйти с работы. Прибавилась ещё боль в ноге, из-за чего молодая женщина может передвигаться только на костылях. Денег в семье практически не было, пенсия по инвалидности -11.400, из которых 8 тыс. рублей приходится платить за съёмную квартиру. «Но нам помогал настоятель Свято -Успенского храма Даниил Горячев, помогали добрые люди, Артёмка ни в чём не нуждался»,-говорит Светлана.

Мама и маленький, добрый, улыбчивый сынок жили себе душа в душу. Но почему органы опеки вцепились мёртвой хваткой в эту семью - непонятно. Когда Светлана рассказывала свою горькую историю, хотелось кричать: «Это делали фашисты?»

Впрочем, по порядку.

«Решили силой забрать сына»

«Когда мы жили в Ломоносовском округе, нас опекала замечательная сотрудница Горталова Ирина Александровна, передайте ей мою благодарность. Она - человек сочувствующий, подарки Артёмке на все праздники дарила, билеты в театр покупала, понимала мою ситуацию и относилась к своей работе неформально. Ирина Александровна помогла написать заявление на предварительную опеку, то есть эта такая форма опеки, которая не снимает родительских обязанностей, даже здоровый отец или мать может написать заявление на предварительную опеку. Эта бумага хранится до той поры, пока что-то не случается с родителем. В моём случае, когда я умру, Артёмку будет воспитывать моя подруга.

Когда мы переехали в район Майская горка, материалы направились в опеку этого района. И началось. Там узнали, что у меня 1 группа инвалидности, пришли первый раз 13 декабря для того, чтобы предложить забрать Артёмку на новогодние каникулы в реабилитационный центр для детей. Я отказалась, сказала, что Новый год он отметит не хуже других детей, что знакомые свозят сына на ёлку, и подарков у него будет не меньше других. Я спросила, для чего вам нужна эта бумага? Они ответили: «Для отчётности». Практически под их диктовку я написала то, что им было нужно. Получается, что подписала себе приговор. Потом я оправдывалась в суде.

Они не успокоились и отправились в школу уговаривать сына, потом снова вернулись ко мне, просили, чтобы я как-то уговорила Артёмку. Но я категорически отказалась, тем более, что до Нового года было ещё 2 недели. Я слышала, когда они друг с другом разговаривали, что им нужна какая-то отчётность, что на них давят из мэрии, но ответила, что сын будет находиться со мной. Когда умру, тогда опекун займёт моё место. Я только потом поняла, что они решили силой забрать ребёнка, раз не хочу отдавать добровольно.

И вот 25 января, как гром среди ясного неба. Мне позвонили и сообщили, что сын в данный момент по такому-то приказу находится в 7 горбольнице».

Артёмка перебивает маму: «Пришли четыре тётеньки и сказали, что надо недельку пожить в больнице, пока мама лечится с ногой. Я не поверил им, не хотел ехать, заплакал». Как назло, Артёмка в тот день забыл мобильный. Надо сказать, что рядом была и классная руководительница Артёма, но она даже не предложил со своего телефона позвонить маме. Ни одна из четырёх тётенек не предложила... Говорят, даже уголовника так не забирают, ему дают хотя бы вещи собрать, а тут потащили ребёнка, в чём он был.

«Вы в кастрюлю заглядывали?»

Светлана Николаевна в этот же день позвонила в прокуратуру. «Там тут же всё записали, хотя мне сказали, что по телефону заявлений не принимают. Спасибо им большое. На следующий день помощница прокурора выехала в опеку, изъяла у них все документы, на основании которых ребёнка забрали. Я нашла юриста, который помог написать заявление в суд. Он переспрашивал, точно акта обследования жилья не было? А в суде оказалось, что был, и в акте том написано, что в холодильнике не было еды, что запасов продуктов не было. Но это же неправда. Сотрудники опеки постоянно врали и изворачивались на суде, чтобы оправдать свои действия. Говорили, что у ребёнка тяжелый труд, но в то же время, что он стирает только трусики и носочки, что для него душевная травма - смотреть на больную маму, что лучше ему быть в Центре, что у него скудное питание. Адвокат им задала вопрос: «А вы что в кастрюлю заглядывали?» «Нет» - ответили.

Предварительный суд состоялся 8 февраля. Светлана Николаевна пришла туда на костылях. 10 февраля - второй суд, который длился 5 часов! И всё же - победа. Суд признал действия органов опеки неправомерными. «Я всё время молилась, молилась, молилась. Только молитва мне дала силы всё это вынести, - Светлана Николаевна говорит, а в голосе жгучая обида, которая захлёстывает. - Как только у меня отобрали сына, я перестала спать. У меня начался нейродермит, все руки в кровь расчесала. В какой-то момент подумала: сейчас умру. Но надо было бороться. Сидела на кровати по ночам и молилась».

16 дней длилась их разлука. Мальчишка тоже натерпелся. Сначала он находился в больнице, затем - в Центре. Просил у кого-нибудь телефон и звонил маме. Особенно невыносимы были первые звонки: «Мама, в какой ты больнице лежишь? Что у тебя болит?», - плакал он в трубку.

Только 9 февраля Светлана Николаевна смогла обнять сына. Спасибо её подруге, тёзке, которая забрала Артёмку, и которая готовится стать опекуном.

Сейчас, по словам Светланы Николаевны, органы опеки подали в суд об ограничении родительских прав, чтобы ребенка забирали в Центр, а отдавали только на выходные. «Но сейчас смысла нет, - возмущается Светлана Николаевна ,-потому что есть опекун, да и мама у него дееспособна, в разуме, может и сама воспитывать»

Да, эта семья живёт бедно и очень бедно. У неё нет своего жилья, и Светлана Николаевна просит обратиться к властям. Услышат ли кандидаты в мэры, да и сам нынешний мэр Виктор Павленко крик души? Мы очень на это надеемся. Но какими чёрствыми должны быть сердца так называемых сотрудниц опеки? У них разве нет своих детей? А если и с ними так, бесчеловечно, вырвать бы ребёнка на денёк-другой? После того, как об этой леденящей кровь истории узнали горожане (большое спасибо за это отцу Даниилу Горячеву, - ред.), маленькой, но крепкой семье стали помогать горожане: кто продуктами, кто игрушками, кто машиной выручит. «Какая вам помощь ещё нужна?» -спрашиваю. Артёмка мнётся, стесняется. «Нам бы лыжи и ботинки к ним 34 размера».

P.S. Одна фраза засела в голове. «Мне адвокат сказал, что если бы они пришли к алкоголикам отбирать ребёнка, им бы по голове дали бутылкой. А тут пришли к больной, думают, раз я на костылях, так и бороться не буду. А столько работы проделала на костылях-то! Я ведь живая ещё»…

Это не единственный случай. В декабре архангельские органы опеки и попечительства отобрали двух детей у матери. О том, как это было, и чем закончилось, читайте на страницах сегодняшнего федерального номера.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество