aif.ru counter
08.09.2011 19:31
215

Александр Завернин: «Если солдат не опознан, мы всё равно обязаны отдать ему воинские посчести»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ в Архангельске 07/09/2011

Более 15 лет благодаря Александру Александровичу в школе № 20 Архангельска действует патриотический клуб «Следопыт». Только по Карелии, где ребята из клуба работали 6 лет, они подняли порядка 150 останков бойцов и 12 именных медальонов. У них не было ни одной «холостой» поездки. А недавно архангельские поисковики вернулись из Волгоградской области, куда они ездят с 2003 года. В этот раз им удалось поднять останки 3 бойцов, но, к сожалению, ни именных вещей, ни медальонов найти не удалось.

 

Места сражений скрывали?

- Александр Александрович, говорят, что в наши дни из 100 останков удаётся опознать уже только останки одного человека. Что происходит с неопознанными? Проводится экспертиза по опознанию?

- Важно, что останки подняты! И даже если солдат не опознан, происходит два обязательных ритуала. Во-первых, отдание воинских почестей и второе – отпевание. Проводить экспертизы - это слишком дорого и у нас нет такой возможности. Вообще, многие поисковики работают только на своём энтузиазме: ездят в экспедиции во время своего отпуска и даже тратят свои деньги.

- А правда, что часть без вести пропавших уже никогда не будет найдена, и виной тому расширяющиеся города, земля, проданная или сданная в аренду. Есть ли возможность остановить уничтожение ещё не отрытых, но уже известных захоронений?

- Зная нашу систему, никакие протесты не помогут. Но в любом случае, сейчас эти вопросы решать проще. Дело в том, что в советские времена уничтожение мест, где есть ещё не поднятые останки, происходило вполне осознанно. Тогда просто «закапывали» не совсем хорошие и выгодные свидетельства истории. Ведь каждое такое место было свидетельством неудачи советской армии. Поэтому лишь в конце перестроечного времени военный поиск вышел на официальный уровень. Конечно, искали и в 60 - х и 70 - х годах. Но всё это происходило неофициально. Да к тому же никто не знал о том, насколько много было погибших. Лишь в конце 80 - х получили разрешения работать по местам неудачных наших сражений. К тому же сейчас места, где проходили сражения, и останки ещё не подняты, находятся далеко от населённых пунктов. А потому мало вероятно, что там может начаться какое – то строительство.

- Куда вы отдаёте находки, чьих хозяев установить не удалось?

- На мой взгляд, самый лучший вариант – это передать все вещи в музеи. К примеру, я отдаю находки в северодвинский клуб «Эдельвейс», где существует музей поисковой работы.

 

Много «чёрных копателей»

- Приходилось ли вам находить останки немецких солдат?

-Да, например, в Волгоградской области, где была Сталинградская битва, погибло очень много немцев. А значит, естественно, здесь регулярно находят останки немцев. Информацию передаём в Германию, где есть организация, которая занимается поиском и захоронением солдат Вермахта. Они уже выезжают за останками. Кстати, в Волгоградской области есть совершенно уникальный Россошенский военный мемориал. Там с одной стороны – наше захоронение, с другой – немецкое. На сегодняшний день там захоронено около 42 тысяч немцев. Постоянно приезжают немцы, проводятся экскурсии.

- Приходилось ли встречаться с «чёрными копателями»?

- Я столкнулся с ними сразу, как только начал заниматься поиском. Они были всегда, и есть сейчас. Теперь их даже стало немного больше, ведь технические средства постоянно совершенствуются. Они очень тщательно отслеживают всю информацию. Поэтому, как только где-то объявляется вахта памяти, тут же эти копатели устремляются туда, забирают всё ценное и сообщают нам: «Заберите останки».

- Александр Александрович, Вы привлекаете к такой специфической работе подростков. Но я бы своего сына не отпустила откапывать могилы, как родители ребят относятся к этому?

- Родители ребят, которые ездят с нами, понимают и поддерживают. Хочу сказать, что это не столько работа на могилах, сколько подготовка к выживанию в экстремальных условиях. Мы спим в палатках, передвигаемся с тяжёлыми рюкзаками. Мы никого не заставляем обязательно работать с останками. Всегда есть дела в лагере. К тому же, когда мы готовим ребят, мы им показываем материалы с предыдущих экспедиций. Они едут и уже знают, что их ждёт. Но детям всегда проще адаптироваться. Кроме того, мы всегда используем способы психологической релаксации. Например, поём песни. К тому же ребята, занимающиеся военным поиском, быстрее взрослеют и начинают смотреть на жизнь по-другому, более серьёзно. И в жизни они уже не теряются и лучше реализуют себя.

Досье

Александр Завернин - коренной архангелогородец. Закончил исторический факультет ПГУ, после чего сразу стал работать педагогом. Женат, есть сын. Является также заместителем руководителя Архангельского областного отделения всероссийского общественной организации «Боевое братство». Любить путешествовать, читать, петь в клубе самодеятельности.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество