aif.ru counter
15.04.2013 13:59
138

Житель Коряжмы отыскал могилу своего деда в Польше

Фото из архива Павла Марковского

Дед Павла погиб в 1945 году в Восточной Пруссии. Все эти годы родные безуспешно пытались найти место гибели. И тут, надо же такому случиться, Павлу, работающему на целлюлозно–бумажном комбинате в Коряжме, предложили отправиться на стажировку в Польшу. Тогда он даже не мог себе представить, чем обернётся для него эта поездка. «Незадолго до моей стажировки, сестра поехала к сыну в армию в Калининград, – рассказывает Павел. – Там они сделали очередную попытку найти могилу. Но опять – ничего. Правда, там им подсказали, что земли, где, предположительно, погиб наш дед, – на территории Польши. Узнав это, я собрал все документы, какие были, а нужно сказать, что я немало времени провёл в архивах, – и с этим багажом отправился на стажировку. Никаких иллюзий не питал, всё-таки я ехал работать. И всё равно, не переставая думал: «А вдруг?»

До могилы – 70 км.

Пришло время – Павел приехал в польский Квидзын. И тут началась череда счастливых совпадений. Оказалось, что инспектор по охране труда Вецлав Вилецкий как раз занимается с друзьями поиском могил и захоронений. «Он попросил документы, которые я привёз с собой. Я всё ему отдал. Было это буквально на первый или второй день моего пребывания в Польше, после чего попрощался: «Встретимся с тобой через неделю!» Я же погрузился в работу и думал, что  вот только доживу до первых выходных и пойду по архивам, чтобы самому что–то выяснить. Вдруг в один из дней я работал на листорезе и вижу – идёт тот самый инспектор по охране труда. Оказалось, всё это время он искал могилу моего деда по своим каналам и через «Красный Крест». И главное – нашёл! Он принёс мне документы и даже снимки со спутника того места, где было сражение. Оказалось, что до места, где в боях погиб мой дед, всего 70 километров!». Но как туда добраться? И вновь отзывчивые поляки помогли. Переводчица Анна и её муж Кшишек на своей машине отвезли его до указанного места – деревне Люблянка, в прошлом Либенталь. Это был немецкий форпост, где шли ожесточённые, кровопролитные бои. Немцы бились за каждый метр. Там погибло огромное количество людей. Как только Павел и его новые друзья вышли из машины, разговорились с местными жителями. Ох, со сколькими поляками они переговорили, но никак не могли то самое место, где погиб советский офицер Сергей Марковский. «И вот идём мы пешком к машине, уже, можно сказать, и надежду потеряли, а за нами мужичок на велосипеде едет. Он видимо слышал, о чём мы расспрашивали местных жителей, и говорит: «Я очень хорошо помню, где русских хоронили. Я тогда пацаном был. А перезахоронение ещё лучше помню, году в 1952 году это было. Поехали, я покажу!» И позвал за собой идти пешком – тут недалеко было. Поднимаемся на небольшую горку – и тут нам открывается вид: огромное плоскогорье, километра полтора – гладкая поляна, луга. И ров. Именно отсюда и доставали для перезахоронения останки русских бойцов. Сколько лет прошло, а он только немного зарос. Вот именно здесь и погиб мой дед….»

Жительница Пинеги отыскала в Австрии место захоронения брата, погибшего на войне >>

От увиденного у Павла пересохло в горле, голова закружилась . Он спустился к машине, достал водку, стаканы, хлеб, специально припасённые для этого случая, вернулся на пригорок. Водку разлили по стаканам, молча, по чуть–чуть выпили–почтили память всех героев, погибших в деревне Люблянка–Либенталь. «На душе уже стало спокойнее, – вспоминает те минуты Павел. – Я сфотографировал это место, потом набрал оттуда земли, чтобы привезти на могилу бабушке, она умерла, так и не узнав, где лежит её любимый Серёжа».

Надгробная плита

Несмотря на то, что место гибели деда Павел увидел собственными глазами, он всю «командировочную» неделю не мог успокоиться. Всё ему казалось, что что-то важное не доделал. «Душа моя была не спокойна» – рассказывает он. При этом поляки вовсю продолжали помогать и сами искали, где находится захоронение. Они-то и разузнали, что на мемориальном кладбище Бранево в 1952 году было перезахоронено 8 человек, чьи останки были найдены в Люблянке. И среди этих человек был один с фамилией Марковский. «Мне сказали: «Нет инициалов!» Но мне и этого было достаточно, – до сих пор волнуется Павел. – Я заранее позвонил и спросил: «Могу ли я сделать надгробную плиту на могиле деда?» Мне разрешили, и я заказал табличку. Правда, ждать нужно было месяц. А мне уже скоро возвращаться домой, не мог я столько ждать. И тут опять очень помогли поляки. Я хозяину мастерской объясняю: «Поймите, я не знаю, когда я снова смогу приехать. А для меня это очень важно!» Он позвонил сыну, и, можно сказать, приказал: «Через 24 часа чтобы было сделано!» В общем, плита была готова даже раньше, чем через 24 часа!». Сейчас Павел Марковский переписывается с польскими друзьями, которые помогли ему и каждый раз с теплом вспоминает, как много они для него сделали. Не забывает он и про своих коллег, которые вместе с ним были в Польше. Это Алексей Рыков и Сергей Синицкий, которые, как могли, старались помочь земляку и всё время были рядом.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество