aif.ru counter
02.03.2011 00:05
18

Евгений Примаков: Олигархов в стране не осталось

Дорожающая нефть дала шанс реализовать самые смелые начинания России. Для того чтобы построить грамотные планы на будущее, надо сделать умные выводы из прошлого и трезво оценить настоящее. Поэтому «АиФ» обратился за ответами на вопросы, волнующие читателей, к гуру от политики и экономики академику РАН Евгению Примакову.

О политике

«АиФ»: — Евгений Максимович, 10 лет назад вы говорили о том, что мир стоит на пороге выбора. Первый вариант развития событий включал применение США силы против неугодных режимов и поиск Россией союзников для контригры. Второй рисовал благостную картину: дипломатия выходит на такой уровень, который позволяет избежать глобальных конфликтов. Судя по последним событиям в мире, у второго варианта шансов немного.

Е.П.: — Первый вариант означал возврат к холодной войне, второй — дальнейшее развитие по мирному сценарию. К холодной войне возвращаться при Обаме не будем. Я твёрдо в этом убеждён. Потому что в отличие от своего предшественника он признаёт многополярное мироустройство. Совсем уж ангела из него делать не хочу — нельзя не учитывать, что США, по мнению Обамы, должны сохранить свои позиции во всех других странах. Но он отлично понимает, что сейчас очень много новых международных вызовов и угроз, которые Соединённые Штаты не в силах обуздать в одиночку. Это открывает путь для того, чтобы перезагружать, как стало модно говорить, наши отношения с Соединёнными Штатами.

Путь нелёгкий, но продвижение есть. И самым главным достижением является договор по СНВ-3, который ратифицирован уже с двух сторон.

«АиФ»: — Эксперты говорят, что США в отличие от России снимают боеголовки, которые можно поставить обратно. Учитывая, что другие страны — владельцы оружия стратегического назначения не собираются присоединяться к процессу разоружения, получается, что одна Россия по-настоящему «оголяется»?

Фото Владимира Сварцевича. «АиФ»

Е.П.: — Нет. СНВ-3 обозначает предел не только для стоящих на дежурстве ракет, но и складированных боеголовок и ракет. И нам до этого предела ещё можно двигаться. А Соединённым Штатам нужно уже останавливаться и сокращать. Это, кстати говоря, вызвало в Америке недовольство конгрессменов, не все из которых хотели поддерживать ратификацию СНВ-3, считая, что их страна окажется в менее выигрышном положении.

Но что может нас беспокоить? То, что Соединённые Штаты пытаются всячески показать, что подписанный договор не имеет отношения к противоракетной обороне (ПРО). Хотя в преамбуле договора чётко говорится об этой связи. И если США будут делать глобальную ПРО, то России придётся выходить из договора. И об этом сказал президент Медведев.

«АиФ»: — Некоторые политики в открытую обвиняют Америку в расшатывании ситуации на Ближнем Востоке. Есть ли основания для подобных подозрений, на ваш взгляд?

Е.П.: — Во-первых, я считаю, что эти события не были инициированы из-за рубежа. Во-вторых, инициаторами этих событий во всех странах, кроме, может быть, Бахрейна, были не организации экстремистско-исламского толка.

Когда закончились антиколониальные революции в арабских странах, решили, что на этом закончился и революционный процесс вообще. А он не закончился. Он сейчас нацелен против тех авторитарных режимов, которые погружают страну в коррупционное болото, перечёркивают перспективы для молодых. Основная ударная сила всех этих демонстраций — молодёжь. Есть и второй момент, который мы, и я в том числе, недооценили. Он заключается в том, что модернизация очень серьёзно действует на молодых. Вот смотрите: революционные сдвиги произошли в двух наиболее развитых арабских странах — Тунисе и Египте. Там Интернет, там телевидение, там мобильные телефоны. В Египте, например, организация движения была создана прямо на онлайновской, как говорится, активности. Сначала те, кто сговорился через Интернет, вышли на улицы, а потом и другие присоединились.

Согласен, что Соединённые Штаты проявляют очень большую активность. Им тяжело — нужно пройти между Сциллой и Харибдой, как говорится. С одной стороны, не потерять свой имидж поборника демократии, а с другой стороны, сделать всё, чтобы сохранить свои интересы в этих странах. Вот и пытаются повлиять на события.

«АиФ»: — Сначала Тунис, потом Египет, затем Бахрейн, Ливия. Цепная реакция очень настораживает. Политические беспорядки в этих странах — случайно не начало чего-то глобального? Или это только локальные конфликты? На нашу страну они никак не повлияют?

Е.П.: — Я вообще не знаю всемирных революций. Это только Троцкий в своё время считал, что перманентные революции могут распространиться на другие страны. Я в это не верю. Слишком разные среды, менталитет, условия у этих стран и у России.

«АиФ»: — Произошло расширение НАТО. Новые её члены оказались максимально приближены к нашим границам. Это не может не беспокоить население...

Е.П.: — Конечно, мы были против расширения НАТО, но сделать с этим мало что могли. Но нам удалось достигнуть некоторых положительных договорённостей, которые сейчас, к сожалению, слабо используются. Например, в 1997 г. 18 глав государств, в том числе России и США, подписали Основополагающий акт. Одним из его положений был запрет на переброску значительной части вооружённых сил с территории старых членов НАТО на территорию новых членов НАТО. Сейчас говорят, что то в одной, то в другой стране из вновь примкнувших к НАТО создаются чуть ли не 5-тысячные группировки. Я думаю, что мы можем больше отсылать к документу, под которым стоят подписи президентов, в том числе и Соединённых Штатов.

«АиФ»: — Посягательство японцев на территориальную целостность нашей страны вызывает у россиян, мягко скажем, негодование. Как можно урегулировать эту ситуацию?

Е.П.: — На мой взгляд, урегулировать её сейчас очень трудно. У нас были большие подвижки в этом отношении, когда и мы, и японцы практически отказались от первоначальной стопроцентно негативной позиции: японцы говорили, что они без решения территориального вопроса не будут развивать экономические связи с Россией. А мы говорили, что территориального вопроса вообще не существует. Слава богу, и мы, и они отошли от этих позиций. Но то, что японцы делают в последнее время, показывает, что они сами отягощают решение территориального вопроса. Хотя какое-то промежуточное решение могло бы быть — к примеру, в виде создания какого-то единого хозяйственного механизма на этих островах. Сейчас японцы категорически против этого. У нас несколько раз были прорывные предложения, но японцы всё время отказывались — им нужно или всё, или ничего. А так с нами говорить не надо. Потому что это ни к чему не приведёт.

«АиФ»: — И совсем уж ни к чему японцам предложила своё содействие Грузия — в обмен на их помощь в «откусывании» от России Абхазии. Вы видите возможность улучшения отношений с некогда добрым соседом?

Е.П.: — Перспективы могут быть в том случае, если закончится риторика с грузинской стороны и если Грузия согласится с тем, что необходимо подписать сейчас соглашение с Абхазией и Южной Осетией о неприменении силы.

«АиФ»: — Но это опять-таки «если»?

Е.П.: — Да.

Об экономике

«АиФ»: — В России идёт борьба сторонников модернизации экономики и тех, кто поддерживает её докризисную — сырьевую — модель. А ведь все помнят, к чему она привела в 1998 г.: 500 млрд долл. корпоративных долгов перед иностранными кредиторами, объёмы производства машинного оборудования в 80 раз ниже, чем в Японии, сокращение населения на 6 млн человек за короткий период. Мы снова стоим на пороге большой ошибки, как в 90-е годы?

Фото Рейтер

Е.П.: — К сожалению, в первой половине 90-х годов мы шли не туда, куда надо, — все силы были брошены на ликвидацию всего, что связывало нас с Советским Союзом. А многое можно было бы сохранить. Мне очень импонируют слова лауреата Нобелевской премии Жореса Алфёрова, который писал о том, что если бы мы повели себя правильно в 90-е годы, то многие министры, крупные капитаны нашей промышленности возглавили бы тресты, которые могли бы конкурировать с иностранными.

Сейчас нам ни в коем случае нельзя возвращаться к докризисной модели экономики. Потому что это путь в никуда. Россия переживает важный момент в своём развитии. Резко будут расти цены на нефть и на газ. Считается, что они могут дойти до исторической планки — чуть ли не до 200 долл. за баррель нефти. Это открывает огромные возможности перед нашей страной. Если прибыль от экспорта сырья будет по-умному затрачена на инновационное развитие, на изменение структуры экономики, то страна окажется на коне.

Нужно изменить к лучшему инвестиционный климат. Для этого необходимо усиливать борьбу против коррупции — она в первую очередь препятствует притоку иностранного капитала. Очевидно, нужно исключить бюрократическую волокиту при оформлении различных документов. Не решена проблема сращивания чиновничьего аппарата с бизнесом. В результате этого появляются структуры в чиновничьем аппарате, которые лоббируют в пользу тех или иных компаний, с которыми они связаны. Это не способствует конкурентной борьбе. А без неё не будет технико-технологического прогресса. Почему? На Западе компании работают в условиях жёсткой конкурентной борьбы. Поэтому прибыль они могут получить за счёт научно-технического развития.

«АиФ»: — Начался новый виток крупномасштабной приватизации. Нет ли у вас опасений, что это будет в некотором роде повторением прошлой, когда госсобственность оказалась в руках тех, кто оказался «в нужное время в нужном месте», и появился клан олигархов?

Е.П.: — Думаю, повторения не будет. Но считаю, что нужно исключить даже косвенное приобретение акций чиновниками разных рангов — через членов семьи, через друзей, через посредников.

Теперь что касается олигархов. Олигархи — это те крупные бизнесмены, которые лезут в политику, хотят в какой-то степени захватить командные посты в государстве. Таких олигархов я сейчас просто не знаю.

О личном

«АиФ»: — Вы объявили о своём уходе с поста главы Торгово-промышленной палаты. Почему? И какую деятельность планируете вести в дальнейшем? Скучающим пенсионером вас невозможно представить.

Досье
Евгений Примаков родился в 1929 г. в Киеве. Занимал должности руководителя Первого главного управления КГБ, Центральной службы разведки СССР, директора Службы внешней разведки России, министра иностранных дел и председателя Правительства РФ. С 2001 по 2011 г. — президент Торгово-промышленной палаты. Доктор экономических наук, академик, член президиума РАН.

Е.П.: — Мне достаточно двух сроков — почти 10 лет в Торгово-промышленной палате. Я не очень молодой. Но должен сказать — с корабля ухожу, но не тону! Буду работать и дальше, пока работоспособен. Я сейчас научный руководитель Центра ситуационного анализа в новом отделении Академии наук — отделении глобальных процессов и международных отношений.

«АиФ»: — По не самой лучшей русской традиции вдогонку уходящему авторитету, в лучшем смысле этого слова, кто-то снизу обязательно пытается кинуть комок грязи. В данном случае бывший глава валютно-финансового департамента Валерий Бородин заявил, что вы проглядели сделки, в результате которых деньги ТПП пошли налево. Вам хотят помешать уйти красиво?

Е.П.: — Я вам так скажу. Меня удивляет то, что радиостанция, по которой выступал Бородин, назвала его мнение взглядом изнутри. Какой, скажите, может быть взгляд изнутри, если человек семь лет не работает в ТПП? Одна в общем-то мною уважаемая газета в преамбуле интервью с ним заявила о том, что он ушёл от нас в 2009 г. Ну зачем это делать? Это ведь совершенно не соответствует действительности. Я не хочу разбираться в этой грязи, которой он пытался поливать нас. Хочу просто сказать, что, по моему твёрдому убеждению, у ТПП чистые руки.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество