aif.ru counter
09.03.2012 00:14
80

Вера и её надежда

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. АиФ в Архангельске 07/03/2012
Фото автора

«Я не одна всё это делаю, - сразу спешит уточнить Вера Дмитриевна, -нас здесь больше 10 женщин». Все они занимаются работой, которой, что уж скрывать, многие из нас побрезговали бы. Какая это работа? Невероятно тяжёлая, но наполненная духовной и душевной самоотдачей. Это-помощь бездомным мужчинам. Грязным, оборванным, отсидевшим в тюрьмах, забытым родственниками. А ещё женщины помогают выкарабкаться трудным подросткам, женщинам и детям из психлечебниц.

 

 

«Освободился-куда идти?»

-Вера Дмитриевна, как называется то, чем Вы занимаетесь?

-Наша работа называется-социальное служение. Это помощь бездомным на нашем подворье Свято-Артемиево-Веркольского монастыря. Люди приходят разные и как можем, согласно христианской традиции мы им помогаем: голодного накормим, раздетого-оденем, бездомного-приютим. Но приютить всех мы не можем, у нас ограниченные возможности, на подворье живут только несколько человек, которые помогают территорию обслуживать, дежурят в кочегарке, заготавливают дрова. То есть проходят трудотерапию.

-С чего началась помощь бездомным?

-Люди стали приходить с сентября 2001 года, для них была открыта комната временного проживания. В течение многих лет люди получают здесь помощь: ночлег, питание, одежду медицинскую помощь, помощь в восстановлении документов. Прихожане всегда несли много вещей. Когда их собирали, столкнулись с проблемой утилизации ветхой одежды. Создали швейную мастерскую, где из старых пальто и другой непригодной одежды теперь мы шьём рабочие рукавицы и стельки, которые раздаём бездомным, а ещё кухонные полотенца и прихватки для нужд подворья. Бездомные, кстати, и помогают шить.

-А где же их родственники?

-Есть совсем одинокие, есть те, кто конфликтует с родственниками, есть рабочие, которых обманули, деньги не выплатили, но в основном –это сидельцы. Вот освободил человек, пока добирался до дома или ехал, куда глаза глядят, потерял деньги, и куда идти? Вот и идут к нам. Поживут, потрудятся, заработают на билет на дорогу. Приезжают с области: с Лешуконии, Мезени, Нарьян-Мара. Они, конечно, все работают во славу божию, то есть без денег, а мы также, во славу божию, им помогаем-кормим. По мере сил и возможности прихожане приносят вещи, в которые мы их одеваем. С начала года уже около 30 человек к нам пришло. Останавливаются временно в бытовочке.

 

 

«Я замерзаю!»

-Они почему одинокие?

-Я бы отметила дин общий характерный признак-ценностный. Нет ценностей и целей, которые есть у нас: семья, дело какое-то. Это люди без цели. Живут, как придётся. Не замёрзли этой зимой, и, слава богу! Есть такая категория, мы их называем –церковные бродяги, которые ходят из церкви в церковь. Но таких людей мало. В основном приходят попавшие в беду люди. Им истинно нужна помощь. Но у нас есть отбор. Не всякий, кто идёт к нам с улицы, может остаться. Да, мы нальём тарелку супа, но потом вот вам лопата-снег почистите, дрова сложите. А работать они не хотят, не привыкли.

-Вы только с бездомными занимаетесь?

-Нет, в ноябре открыли направление-помощь погорельцам. Сейчас мы целенаправленно собираем одежду для погорельцев из области. Мы это делаем совместно с МЧС. Теперь есть 4 пункта в городе: МЧС, организации «Красный Крест», «От чистого сердца» и мы. Работаем и с психиатрической областной больницей. У нас есть группа активных прихожан, которые ездят в детское отделение областной психиатрической больницы, читают детям книжки, привозят игрушки. Детей 15-20 там всегда есть, они находятся там по 3-4 месяца. Проводили в Рождество мы и праздник для бабушек больных. И ещё наши активные прихожане посещают Центр защиты прав несовершеннолетних. Проводят там занятия, читают книжки духовные, возят по святым местам, в Лявлю, на Куртяевский источник.

-Скажите честно, у Вас есть злость на бездомных, ну, мол, жизнь свою пустили под откос?

-Злости нет никакой. Только чувство долга. Долг перед обществом, перед богом что ли? Вот, кажется, пришёл человек, пьянь, как мы скажем, и мы должны делать для него всё, что в наших силах. Пришёл вот зимой один, кричал: «Я замерзаю!» А его и нужно-то было-на ночь устроить. Жалко разве, что посидел на стуле, отогрелся?

-Вот Вы знаете, как отдать долг, а нам, время от времени, посещающим храм, как отдать долг? И нужно ли?

-Приезжал к нам специалист из Санкт-Петербурга, который тоже занимается бездомными, так вот он назвал несколько пунктов, по которым можно убедить человека помочь бездомному. Так вот, во-первых, голодный бездомный человек-это потенциальный преступник, чтобы согреться и поесть он пойдёт и витрину ларька разобьёт. Все его потребности сводятся к тому, чтобы просто выжить на улице. Во-вторых, они же кишат животными, антисанитария полная, сидельцы выходят с туберкулёзом, и эти люди ходят мимо нас. Вот мы, жители Варавино (округ Варавино-Фактория в Архангельске,-ред) ходим себе преспокойненько, детей выгуливаем, а у нас здесь 4 коллектора. Эти коллекторы, как благоустроенные квартиры для бездомных, они все переполнены. Конечно, надо этим людям помогать. Ради себя.

 

 

«Нужно приучить трудиться»

-Есть такое обывательское наблюдение: ага, богатый и помогает храму, значит, искупает вину.

-Нельзя так рассуждать. Мы все в грехе. Но иной человек думает: «Да, я живу хорошо, но есть те, кому хуже, так почему бы мне не помочь?» Больше всего помогают те, кто что-то пережил. Вот был трудный период, он получил где-то помощь и в благодарность, ведь люди отдают из чувства благодарности, помогает. Благодарят бога за то, что есть, от избытка благодарности, такой человек обязательно поможет ближнему. Это христианское мировоззрение. Мы живём для чего? Для настоящего. Это не искупление грехов, а долг перед богом.

-Вера Дмитриевна, зачем Вам это нужно? Вы могли бы работать учителем, бухгалтером, ещё кем-то, а вместо этого каждый день идёте возиться с этим грязными людьми?

-Я не думала об этом. Я заканчивала социальный факультет. А вся работа наша, социальная, уходит корнями в духовное служение. Всё, что мы делаем сейчас, начали делать монастыри, монахи посещали людей в тюрьмах, устраивали богадельни, сейчас это дома престарелых. Когда я всё это прочитала, мне показалось несправедливым, что сейчас, в современном обществе светская работа на плечах государства и весь этот опыт был ещё раньше, а церковь осталась в стороне.

-Вам запомнилась чья-то судьба?

-Вот у нас есть такой Кузьмич. Жил, работал, но в прошлом году замёрз, ему ампутировали пальцы ног. К нам тогда его привела женщина со словами: «Вот вам подарочек». Сейчас бегает счастливый, в курятнике работает. Долго у нас жил бедолага Валентин. Раз пять мы его отправляли в больницу с больной ногой. Ему делали перевязку, и он снова возвращался. А в эту зиму замёрз, купил спирта и не дошёл до нас, под забором умер.

Сейчас у нас здесь живут 8 человек, трое кочегарами работают, остальные другим трудом заняты. Люди с разных концов страны, один товарищ интересный приехал недавно из Волгограда в сандалетах. «Я,- говорит,- поехал на Соловецкие острова» (смеётся-ред.) Мы ему выдали валенки, куртку тёплую, да отправили его обратно. Много разных бывает. Кто-то бунтует, работать не хочет, а работать им тяжело, не привыкли они снег убирать, воду носить, дрова заготавливать. А потом, смотришь, смиренно воспринимает работу. Как солдат. И уже человек, вкусивший церковной жизни, понимает, что послушание-это внутреннее состояние.

Понимаете, восстановить паспорт-это ведь не самое главное. Главное, что на улице у них ценности уходят, человек постепенно, как по ступенькам, спускается вниз, и у него нет никаких потребностей. У него только одна потребность-выжить. И первое, что нужно сделать-приучить трудиться. А то ведь приходят, тарелку супа мне налей, а трудиться я не хочу.

Я вот мечтаю, сделать бы модель реабилитационного центра по принципу монастырской жизни. Такую многоярусную модель: палатка, в которой можно переночевать, следующая ступенька уже выше. Это мастерские, швейная, допустим, чтобы человек навык труда получил. Нужно приподняться, чтобы он начал осознавать, что ему такая жизнь нравится. Дальше-психологические тренинги, чтобы освободиться от пьянства, а потом он входит в общество. А если дать им только паспорт-и иди работай, нет, они не пойдут работать. Создать реабилитационный центр, где бы работали с душой человека. Главное-это захотеть человеку жить. Не так, чтобы прожил день, и слава богу, а чтобы что-то захотел делать. Вот такая у нас мечта, и мы к ней идём.

 

 

Досье

Вера Дмитриевна Костылева. Родилась в Архангельске, закончила факультет социальной работы ПГУ. Будучи студенткой, занималась с несовершеннолетними преступниками. В 2005 году закончила курсы сестёр милосердия. 3 года работала в хосписе по уходу за онкологическими больными. В 2007 году пришла в Подворье Свято-Артемиево Веркольского монастыря, участвовала в создании организации «Дорога жизни», которая помогает малообеспеченным семьям и бездомным людям.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество