201

Ленина убрать, Брежнева поставить

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. «АиФ в Архангельске» №36 09/09/2021

Юрий Барашков о выборах и попугае, который матерится

«Сначала любовь, а потом воспоминания и переживания», - так завуалированно объясняет причины частых приездов в Архангельск наш земляк, известный учёный – архитектор и краевед Юрий Барашков.

Барашков живёт на два города: Архангельск и Париж. 3 года назад в возрасте 80 лет он женился на француженке, писательнице Элен Тершан. «У Элен русские корни, она приехала искать предков, а я просто показал ей наш город и влюбился в неё», - рассказывал он тогда. 

Юрий Анатольевич бывает в Архангельске часто. В этот раз случилось два повода: мероприятия, посвящённые 80-летию северных конвоев, и презентация его новой книги «Северная Двина. Прикосновение к исторической реке Русского Севера».  «АиФ» побывал на традиционном творческом вечере Юрия Барашкова в Северном морском музее. Профессор, как всегда, был искромётен, многословен, жизнелюбив и оптимистичен.

«Набережную же понимать надо!»

- Юрий Анатольевич, что за идея такая - написать книгу о реке? 

- После того, как мы с Элен проехали вдоль французской Сены и написали книгу о ней, у нас появилось желание сделать аналогичную о Северной Двине. Эти две реки почти одинаковые по длине, и обе - хранительницы тайн. А каких, вы прочитаете в книге.

- Не успели Вы приехать в Архангельск, а мэр уже выложил фотографию с прогулки с Вами по городу. Что Вы посоветовали мэру? Что вообще нужно поменять в облике Архангельска?

- Я архангелогородец и люблю свой город. Но улицу Поморскую, считаю,  надо раскрыть. Она раньше начиналась от реки, а сейчас перегорожена: Дворец Пионеров, гаражи. Я сегодня зашёл на территорию Дворца Пионеров, меня охранник начал выгонять, как это так? Нужно сделать причал, а пока на том месте бомжатник. Нужно убрать памятник юнгам Северного флота или сделать опору, он нуждается в стенке по всем законам архитектуры, да и выглядит он совсем не праздничным. Или вот женщина худосочная стоит в сквере у универмага, а рядом с ней такая же худосочная девочка с иконкой. Это памятник жителям Архангельска военного времени. Я спрашиваю у Серёжи Сюхина (архитектор, создатель памятника. - Ред.): «Откуда эта идея, какая иконка?» Он отвечает: «А мне рассказывала родственница, что когда началась война, в их деревне вокруг избы бегала женщина с иконой». В Соломбале, я считаю, нужны какие-то монументы. Это исторический район - и ни одного памятника. Зато у нас в центре города у Дворца Спорта есть фонтан. Фонтан и тут же река. Зачем? Не надо конкурировать фонтану с рекой. Его нужно перенести вглубь города, в привокзальный район, например. Или памятник адмиралу Кузнецову на набережной. Он был симпатичный человек, адмирал, а тут такой мастодонт стоит. Никогда капитан не стоял на капитанском мостике в иконостасе, при всех орденах. Набережную же надо понимать. Им, в нашем правительстве, нужен такой человек, как я, а не московские архитекторы.

- Это правда, что Вы предлагали установить памятник Никите Хрущёву и Василию Макарову? Хрущёву ещё можно догадаться, почему...

- В 1964 году Никита Хрущёв приехал в Архангельск. Я помню этот приезд, я был школьником. Очень много народу собралось послушать его. Хрущёв выступал на стадионе, рассказывал про то, как его хрущёвки критикуют. «Мне задают такой вопрос. Зачем, - говорил он, - вы объединили туалет с ванной? А я отвечаю: а вы знаете, что Екатерина II в Зимнем Дворце на горшок ходила? Так что туалет - это большое дело». Кстати, после приезда Хрущёва в Архангельск появилось правительственное решение об ускоренном развитии Архангельска и Мурманска. А что касается Василия Макарова (мещанин, жил в Соломбале в середине 19 в. - Ред.), то он три бани построил в нашем городе, это немыслимо по тем временам. Люди стали цивилизованно мыться. Я считаю, что нужно убрать памятник Ленину и на его месте поставить памятник Макарову.

«У них колбаса, у нас демократия»

- В Архангельской области опять выборы. Вы заметили?

- Не заметил. Вот выборы 1989 года - это праздник, который всегда со мной. Это был всеобщий подъём, столько было всего хорошего, светлого, надежд! Мы встречались с коллективами заводов, я много лекций по линии «Знание» читал на предприятиях, люди были заинтересованы в том, чтобы всем вместе строить демократию. Это были особые выборы: я всех знал и меня все знали. А сейчас эти списки. Кто-нибудь знает всех депутатов? Мы ходили по городу, как и все люди, мы постоянно были в диалоге с народом. Помню, я победил, а утром звонок: «Я за Вас голосовала, а сейчас стою в очереди в универмаге за юго­славскими сапогами, а там люди проходят с чёрного хода». Коррупция всегда была, никуда нам от неё не деться. Помню, как Северодвинск открывали (город был закрытым до 1991 г. - Ред.). Северодвинцы никак не хотели открываться: у них сыр, колбаса, а у нас демократия.

- Молодёжь стремится в большие города, почему они уезжают?

- Я родился в Архангельске, жил в Архангельске. Я в Москве бы, например, не смог состояться, я бы там растворился.

- А как же Париж? Вы ведь переехали в Париж.

- Париж - это как пригород Архангельска, да-да (смеётся. - Ред.), как район Варавино-Фактория. Когда ты приезжаешь туристом - это одно, а когда живёшь там - совсем другое. Но вот что приятно: Россия активно присутствует во французской культуре.

- Юрий Анатольевич, книга вышла. А что дальше?

- Я хочу написать книгу эссе, это короткие истории, смешные, невероятные, которых у меня было много. Например. Как-то меня пригласила к себе одна женщина, мы разбирали её фамильный альбом с фотографиями, сидели в комнате. И всё время, пока сидели, кто-то громко, с определённой периодичностью, называл одно матерное слово. Тишина - и мат. Тишина - и мат. Мне было неловко, а моей коллеге хоть бы что. Потом мы пошли пить на кухню чай с вареньем, и я увидел там попугая в клетке. Он расхаживал важно по клетке, огромный, с разноцветными перьями,  и матерился. «Ааа, это он у нас выучил матерное слово и теперь только его и говорит», - рассмеялась она. Она-то привыкла. 

Досье:

Юрий Анатольевич Барашков родился в 1938 году в Архангельске. Советский и российский учёный-архитектор, историк архитектуры и краевед, некогда профессор кафедры инженерных конструкций, архитектуры и графики Высшей инженерной школы Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова, научный руководитель Центра деревянного зодчества САФУ.
Женат на французской писательнице Элен Тершан.

Цитатник Барашкова:

- Я научил садовника пить архангельскую водку.
- Знаете, почему я ушёл из САФУ? Я получал там зарплату профессора 12 тысяч рублей.
- Мы - настоящие поморы, и это настораживает.
- Я постоянно влюблён. Во что-то.
- Сейчас я бы выступал за строительство атомной электростанции, а тогда только-только был Чернобыль.
- Она мне и говорит: «Я 30 лет живу во Франции и первый раз вижу нормального мужика».
- Француженки красивые, а русские женщины вкусные.
- Сначала любовь, а потом воспоминания и переживания…
- Жизнь прекрасна.

Справка:

В 1989 году выбирали депутатов в Верховный Совет СССР. В Архангельске были два кандидата: Михаил Кондаков, его выдвинул обком партии, и профессор архитектуры Юрий Барашков от демократического общества. Барашков тогда пользовался огромной популярностью, он открыто выступал против привилегированного положения архангельской партийной верхушки. Очевидцы вспоминают: дебаты проводились в прямом эфире, и когда они закончились, архангелогородцы направились к телецентру - требовали продолжения трансляции. Это были самые настоящие народные выборы, по воспоминаниям очевидцев.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах