Примерное время чтения: 8 минут
533

Звездный теплоход «М.В. Ломоносов» ремонтируют в Архангельской РЭБ флота

На слипе Архангельской РЭБ флота теплоход «М.В. Ломоносов» сразу обращает на себя внимание. Белоснежный, двухпалубный, даже в полуразобранном виде, красив и привлекателен. Судно с удивительной историей, достойной экранизации. За свои шестьдесят лет он, обычный речной трудяга, успел поработать на Северной Двине, пережил забвение в Котласском затоне, возродился в звездной московской тусовке, обрел покой на святых островах и сегодня получил шанс на третье рождение. На это судно хотелось не просто подняться, а прогуляться и почувствовать его дух. 

У правого борта встретил капитан Дмитрий Ермаков. С теплоходом они почти ровесники. А последние 17 лет не разлей вода. По винтовой строительной лестнице поднимаемся на вторую палубу. Скользко и снежно, но судьба и тайны этого речника манят вперед. 

Судьба теплохода «М.В. Ломоносов» тесно связана с Архангельском. Свой трудовой путь он начинал на берегах Северной Двины. В  70-х-80-х годах прошлого века курсировал между Архангельском и Котласом, в те годы он носил имя «Олекма». 

Имя ученого белоснежному красавцу присвоили в 1986 году, по всей видимости, по случаю 275-летия великого земляка. 

- В 1972 году еще совсем молоденькой девчонкой мне посчастливилось путешествовать на этом теплоходе до Котласа, - вспоминает архангелогородка Зинаида Сальникова.- Я работала в те годы на судоремонтном заводе и пароходы, теплоходы всегда присутствовали в моей профессиональной жизни, но отправиться в путешествие на речном теплоходе - была мечта. До сих пор помню ощущение восторга от путешествия и красоты Северной Двины. 

В тяжелые девяностые речник оказался не востребован. С 1991 по 2003 год простоял в затоне Лимендского завода под Котласом. Так бы и сгинул, но построен, видимо, под счастливой звездой Будапешта. Теплоход приглянулся Виктору Рыбину, лидеру группы «Дюна». И началась новая жизнь. 

В 2005 году судно перегнали в Москву, а в подмосковном Долгопрудном теплоход прошел полную реконструкцию, и по словам капитана, стал любимой игрушкой Виктора Рыбина. Дмитрий Ермаков на этом судне с первых дней его новой жизни. 

О советском пассажирском теплоходе, ходившим по Двине, здесь уже ничего не напоминает. Но особый дух и характер ощущаешь с первых шагов.  Сразу видно, теплоход построен заграницей. Об этом напоминает и памятный знак на котором золотым буквами отлито: г. Будапешт, 1962 год. Винтажные двери и ретро выключатели, словно окунают в прошлое, на секунду послышались неспешные разговоры путешествующих, смех из ресторана и шум волны. 

 

- Они, кстати, работают, - капитан возвращает в реальность, указывая на круглые выключатели. - Используются в современной системе освещения судна. Эксклюзивное судно Виктор Рыбин сделал из этого теплохода. Таких теплоходов данного проекта больше нет. Из 3-4 кают построена одна с отдельным санузлом, большим телевизором. Плазмы поснимали, когда через Белое море шли, чтобы не разбились в шторм. А так все сохранено. Очень уютно, - отмечает Дмитрий Ермаков.

Вместе с капитаном следуем на осмотр кают и других помещений теплохода. Взгляд останавливается на металлической круглой колбе под стеклом. К ней привязан железный молоточек. 

 

- Под стеклом кнопка, - уточняет капитан, - Это так называемая система оповещения при пожаре, тоже ретро. Виктор Рыбин старался сохранять такие вещи, чтобы не потерялся характер теплохода. Выключатели все родные, венгерские, двери, лестницы. Переделка затронула каюты, ресторан и салоны для отдыха, - говорит Дмитрий Ермаков.

Теплоход ходил по Москва-реке, Волге. К услугам обеспеченных пассажиров и друзей популярного певца были диско-бар для шумных вечеринок, luxury-ресторан, комфортабельные каюты класса «люкс» и «полулюкс», а также музыкальный салон. Здесь до сих пор стоит фортепиано, клавиши которого помнят руки композитора Максима Дунаевского. 

 

- Много кто был на этом теплоходе. Звезды шоу-бизнеса, политики, бизнесмены. Рассказывать не могу подробно, неэтично. В 2006 году ходили до Ростова с артистами из «Аншлага». Сергей Дроботенко был, Геннадий Ветров, Елена Воробей. В каждом городе, где были остановки, артисты давали концерт. От Москвы до Ростова прошли. Это самая интересная часть жизни на теплоходе. Встречали люди с радушием, гостеприимно, - вспоминая, улыбается капитан. 

Жизнь на теплоходе при Викторе Рыбине кипела. Особенно в главном ресторане. При реконструкции в 2005 году, чтобы сделать его просторным, пожертвовали несколькими каютами. 

- Пассажирские суда при Советском Союзе строились только в Чехословакии, Венгрии, Германии. Запахи, материалы на судне – все говорит о качестве. На этом теплоходе, при постройке, был небольшой ресторан и назывался «ресторан мягких мест», а внизу «ресторан жестких мест». В Долгопрудном его расширили, сменили интерьер. Сейчас в ресторане только люстры родные, смотрите какая красивая, - демонстрирует капитан.

 

Перестроили и камбуз. Штат поваров и кухонных работников на круизном лайнере состоял из 15 человек. Каких только деликатесов здесь не готовили. По словам капитана, привозили даже своих шеф-поваров и тогда, ножи стучали исключительно по их команде. Осетры, балык и крабы, но деликатесы готовили только для гостей. Экипаж кормил судовой повар. Пока пассажиры отдыхали, экипаж неустанно трудился, обеспечивая комфорт и уют.

 У теплохода уже несколько раз сменился собственник, а капитан остается предан своему делу - за штурвалом «М.В. Ломоносова» 17 лет. Дмитрий Ермаков сам из Нижнего-Новгорода. Работал на речных судах, а на теплоходе оказался, когда Виктор Рыбин искал того самого капитана. Как показало время, Дмитрий Александрович, действительно тот самый... 

Не оставил судно даже тогда, когда Виктор Рыбин продал его «Фонду по развитию и сохранению Соловецкого архипелага». В 2019 году он встал на прикол к берегам Соловецкого острова. 

- На Соловках была ведомственная гостиница Фонда по сохранению архипелага. В основном размещались сотрудники, командированные в рабочие поездки. Паломников не селили. Было конечно жалко, что судно стоит, мертво привязанное к пирсу, не доставляет людям удовольствие и радость. Стоять и ходить – это две разные вещи.   Когда стояли на Соловках, в детской были морозильные лари. С продуктами на Соловках плохо, забивали морозилки, - говорит Дмитрий Ермаков. 

Самое яркое воспоминание о Соловках - северное сияние. Капитан показывает фотографию со стены - память о Северной Авроре. Вообще на теплоходе много картин, гравюр. Что-то дарили, что-то члены экипажа собирали сами.  Есть и Архангельск – вид на Морской речной вокзал. 

 

От Виктора Рыбина осталось панно с ракушками. В Архангельской РЭБ флота теплоход пробудет до навигации. Ему заменят 90% корпуса, обновят винторулевой комплекс, оборудование, а дальше с помощью буксиров по Севморпути теплоход «М.В. Ломоносов» отправится к новому порту приписки в Якутию. По словам капитана, теплоходу могут вернуть и прежнее имя – «Олекма», все же к истокам реки Лены возвращается. 

Текст, фото Татьяна Третьякова (АО «Архангельская РЭБ Флота»)

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах