Примерное время чтения: 7 минут
264

Век аффекта не видать. Как психологи работают с заключенными

Помогать людям, попавшим в трудную жизненную ситуации - предназначение психолога. Но ведь одно дело работать с обычными людьми и совсем другое - с осуждёнными, которые годами находятся за колючей проволокой.

Мы пообщались с начальником межрегионального отдела психологической работы УФСИН России по Архангельской области Ольгой Дроздовой.

Прежде всего - человек

- Ольга Игоревна, вы начинали свою работу в колонии № 1. Наверное, много приходилось общаться непосредственно с осуждёнными? Сложно было?

- Я изначально работала в отделе кадров. Со временем поняла, что эта бумажная, рутинная работа не совсем то, чего я хочу. Поэтому, когда предложили должность психолога, я не раздумывая согласилась.

Психолог - это очень творческая, живая работа, и мне это было интересно. На тот момент должность психолога в системе УИС существовала всего лет пять-восемь. Поэтому для самой системы это тоже было ещё чем-то необычным и интересным.
А что касается общения с осуждёнными, то не скажу, что было страшно. Скорее, больше интересно. И я для себя сделала вывод: когда идёшь работать с осужденным, то, прежде всего, идёшь работать с человеком и с его насущными проблемами. А уже потом ты знакомишься с его личным делом и понимаешь, за что и почему он здесь находится. 

Такой подход даёт возможность правильно выстроить работу с человеком и понять проблемы, которые он тебе озвучивает и то, насколько они связаны с его преступлениями, образом жизни и личностными особенностями.

- Насколько специфическими являются проблемы, с которыми осуждённые идут к психологу?

- Человеческие проблемы, страхи и фобии всегда одни и те же. Может возникать какая-то тревожность, связанная с тем, что  человек не может адаптироваться к условиям отбывания наказания. И это, практически, то же самое, как любой сотрудник при поступлении на службу адаптироваться в коллективе. 

А есть проблемы, которые вытекают из детства и отношений с родителями. Такое тоже может быть у абсолютно любого человека. Переживают осуждённые и за своих детей, жен, близких родственников, особенно, если те давно не писали.

При этом наша основная задача - сделать всё возможное, чтобы человек спокойно, эмоционально стабильно и без деструктивных моментов отбыл наказание в местах лишения свободы. Вторая задача, которая стоит перед психологами при работе с осужденными, чтобы, выйдя на свободу, они легче вливались в процесс ресоциализации.

- То, что человек постоянно находится в замкнутом пространстве, ведь тоже откладывает отпечатки на его поведение?

- Действительно, у осужденных очень мало личного пространства. Их постоянно окружает какое-то сообщество. Живёт, работает, принимает пищу и даже отдыхает он всегда в окружении других людей. И вот эта невозможность побыть наедине с сами собой становится проблемой. В этом случае психолог может научить его способам саморегуляции, помочь разобраться в себе. 

Нужна мотивация

- Каждый осуждённый должен проходить общение с психологом или это происходит исключительно по желанию?

- У нас всё очень чётко регламентировано нормативно-правовыми документами. Есть мероприятия, которые психолог обязан проводить, а осужденный обязан в них участвовать. А есть ситуации, когда осужденный работает с психологом исключительно по собственному желанию. 

Психолог может работать с лицами, находящимися в местах лишения свободы, также по запросу суда или других структур. 

- А как быть, если запрос есть, а сам человек не намерен контактировать с психологом?

- Ну, во-первых, всегда есть такое понятие, как мотивация. Нужно объяснить человеку, какие плюсы будут, если он согласится на работу, а чем чреват отказ. 
Так, например, у меня был случай, когда осужденный подал на УДО, но при этом категорически не хотел работать с психологом. При этом он сказал мне, что за восемь лет в колонии очень изменился, поумнел, научился разбираться в людях и больше никогда не совершит преступления. Тогда я поинтересовалась у него, как же, по его мнению, об этих изменениях узнает суд, чтобы выпустить его по УДО? Видимо, этого было достаточно, чтобы он в тот же день согласился на консульацию с психологом. Сказал, что готов, чтобы психолог написал на него характеристику для суда. И впоследствии я знаю, что этот человек освободился по УДО. 

Борьба с зависимостями

- А как идет работа с людьми, страдающими алко- или наркозависимостью?

- На моей практике было множество осужденных, которые после освобождения из колонии, возвращались туда вновь.  И мне всегда было интересно, почему такое происходит. Ведь перед освобождением человек клялся, что никогда в жизни больше ничего подобного не повторит. Были осужденные, с которыми мы подробно разбирали все совершённые ими преступления. И находили те паттерны поведения, изменив которые можно было бы предотвратить эти преступления. 

Очень часто причиной правонарушения было именно употребление алкоголя. Да, находясь в колонии человек уверен, что изменился, но стоит ему выйти и выпить, как всё повторяется снова. И вот тут опять важный момент работы психолога. Мы должны показать человеку цикличность его поведения, чтобы он сам понял, с чем нужно работать. И тут должен быть серьёзный личный настрой. 

Кстати, в этом году исполняется 10 лет реабилитационному центру на базе областной больницы УФСИН. Программа реабилитации алко- и наркозависимых здесь рассчитана примерно на шесть-восемь месяцев. Попасть сюда может любой осуждённый и только на добровольной основе. А уйти из центра можно в любое время. Он снова может вернуться в колонию, если для него программа покажется слишком тяжёлой.

В центре учат людей жить с такими заболеваниями, как наркомания и алкоголизм. Но для этого человек должен понять, что он болен и не может сам справиться с недугом. 

- Насколько эффективна такая реабилитация, и удаётся ли сохранить эффект, после выхода из центра?

- Тут есть несколько моментов. Во-первых, если у человека закончилась реабилитация и при этом до окончания срока осталось совсем немного, ему могут позволить не возвращаться в колонию, а остаться в центре. 

Во-вторых, психологи реабилитационного центра очень плотно работают с общественными организациями, которые готовы встретить осужденного и забрать его к себе на дальнейшую реабилитацию уже в гражданское учреждение. 

У нас есть в Архангельске и  Северодвинске  общества анонимных алкоголиков, которые всегда готовы прийти на помощь. Конечно, людям с зависимостью предстоит работа длиною в жизнь, но если есть желание  и мотивация, то они с ней справятся. 

- А как психологи работают с сотрудниками УФСИН? 

– В первую очередь это адаптация. Да, человек закончил учиться, получил профессию и уже является дипломированным специалистом, но ему нужно войти в коллектив и привыкнуть ко всем нюансам работы в колонии.

Бывает сложно и тогда, когда человек учился в ВУЗе в крупном городе, а попадает на работу в учреждение, расположенное в каком-нибудь отдалённом лесном посёлке. И тут тоже может понадобиться наша помощь. 

Кроме того, сотрудники УФСИН несут службу с оружием, и это накладывает дополнительную ответственность. У них должна быть психологическая готовность в случае необходимости применить в мирной жизни оружие, либо спецсредства.
Но вообще на помощь сотрудникам приходим не только мы. Есть ещё наставники, старшие коллеги и т.д. 


Досье
Ольга Дроздова родилась Архангельске в 1971 году. 
Окончила ПГУ (Поморский государственный университет) и ИПП (Институт педагогики и психологии г. Москва). Больше 17 лет работает психологом в УИС. 
С 2014 года возглавляет межрегиональный отдел психологической работы УФСИН. Наравне с административной деятельностью, занимается практической психологией. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах