aif.ru counter
665

Иерей Вячеслав Умнягин: «Раньше надеялись на Бога, теперь на самих себя»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. АиФ в Архангельске 08/10/2014
katiamochenova / flickr.com

Роман писателя Захара Прилепина о жизни в Соловецком лагере особого назначения читают, обсуждают, романом восторгаются или, напротив, писателю не верят. Есть ли особое мнение о романе у Церкви? И что такое обитель?

Мы спросили об этом иерея Вячеслава Умнягина, белого священника Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального мужского монастыря, ответственного редактора книжной серии «Воспоминания соловецких узников» (1923-1939 гг.).

Связь поколений

Наталья Попова, «АиФ-Архангельск»: О романе много споров. Одни ставят автора в один ряд с Шаламовым, Солженицыным. Другие пишут, что это страшная, ненужная вещь. Церковь пока никак не высказала своё отношение к роману. Есть ли какое-то общее мнение?

Иерей Вячеслав Умнягин: Отвечу с конца… Конечно, не от лица всей Церкви, тем более что роман можно оценивать совершенно по разным критериям. Скажу об отношении к теме Соловецкого лагеря особого назначения и сменившей его тюрьмы с точки зрения нашей обители.

Уже в течение четырех лет мы работаем над книжной серией «Воспоминания соловецких узников». В этом году появился второй сборник, который практически полностью состоит из неопубликованных в России мемуаров. Отношение к ним трезвое, местами критическое. Все тексты предваряют вступительные статьи, написанные представителями разных научных дисциплин и центров, общественными деятелями, в ряде случаев родственниками соловецких заключенных.

В результате комплексного подхода на первый план выходят не просто исторические факты или описание лагерного быта, но знакомство с авторами, которые в отличие от того же Захара Прилепина формировались в отличную от нашей эпоху. Такое соприкосновение позволяет наметить точки соединения «порвавшейся связи времен», наладить контакт между разными поколениями ушедших и ныне живущих людей, дать ответы, исключающие повторение трагического опыта минувшего столетия.

Что касается сравнений, то я бы не стал никого ставить в один ряд. Но предлагаемый список значительно бы расширил за счёт тех же соловецких летописцев, среди которых немало признанных литераторов: Н. П. Анциферов, О.В. Волков, В. Я. Дворжецкий, Д. С. Лихачев, С. А. Снегов, Б. Н. Ширяев, а также множество других менее известных, но не менее талантливых и глубоких мемуаристов.

Думаю, что надо читать разных авторов, в первую очередь очевидцев событий, и пытаться составлять собственное мнение об эпохе, когда в стране формировалась не только система исполнения наказания, но и мировоззрение.

Дороги и бани

- Не слишком ли много сегодня на Соловках случайных людей? Может быть, стоит оставить монастырь и соловчан в покое, наедине с историей?

- Я не уверен, что ради своего прошлого соловчане готовы отказаться от решения текущих бытовых проблем: канализация, водопровод, жилой фонд, дороги, причалы, баня… Можно, конечно, оставить всё, как есть, но та же история показывает, что лучше всё делать заранее, не дожидаясь экологических или социальных катаклизмов.

Что касается монастыря, то здесь лишних людей нет, рады всем. Святейший Патриарх Кирилл во время очередного визита на Соловки особо подчеркнул роль монашеских общин в деле воцерковления современного общества. В одном из интервью Наместник и игумен Соловецкой обители архимандрит Порфирий отметил, что нередко человек, впервые побывавший в монастыре в составе туристической группы, возвращается сюда вновь уже в качестве богомольца, трудника, насельника.

- Сколько на сегодняшний день монахов на Соловках? Чем они занимаются?

- В самом монастыре и скитах, расположенных как на Большом Соловецком острове, так и других островах архипелага, а также на подворьях в Архангельске, Кеми, Москве, Санкт-Петербурге и подмосковном Фаустово, подвизается около 80 монашествующих.

Заниматься приходится всеми вопросами жизнеобеспечения, реализацией социальных проектов, реставрацией.

«Мир человечен»

- Интернет «выдаёт» определение слову «обитель»: «обитель зла», «вырождение». Что такое обитель? Если говорить о нашей стране, как об обители, то обитель чего она сегодня? Куда нам двигаться, особенно когда Россия стоит особняком в мире и надеяться может только на себя?

- Для многих наших современников многовековая история Соловецкого монастыря ужалась в два десятилетия существования лагеря. То же можно сказать и о восприятии всей российской истории, в защиту которой хочется процитировать Александра Сергеевича Пушкина: «Ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, какой нам Бог ее дал…».

Россия всегда стояла особняком, только раньше в ней надеялись на Бога, а теперь на самих себя. Отсюда постоянные метания, огрехи при выборе пути.

Человек либо с помощью Бога созидает храм своей души, строит обитель духа, либо загоняет себя в духовный тупик, запирается изнутри, а потом ропщет на богооставленность, горечь и бессмысленность существования.

Такого человека и описал Захар Прилепин в романе, который заканчивается словами: «человек тёмен и страшен».

Что касается мира, который, по мысли писателя, «человечен и тёпел», то таковыми и мир, и человек становятся только благодаря Богу. Задача любого художественного произведения - открыть глаза читателя на эту истину. Если это произойдёт, то можно считать, что роман состоялся.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах