aif.ru counter
28.11.2013 13:25
1404

Крылатый сэконд-хенд. На чем летают жители Поморья?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. АиФ в Архангельске 27/11/2013

Трагедия в Казани вновь заставила задуматься нас о том, на чём мы летаем, и кто сидит за штурвалом самолётов.

«К сожалению, сейчас подход такой, что лётчику достаточно иметь хорошее здоровье и знать английский, так как в импортных самолётах сплошная автоматика, - считает командир воздушного судна «Ан-24» Александр Лапшин с 36-летним стажем. - Лётчик- это не тот, кто умеет держать штурвал, а тот, кто летит впереди самолёта минимум на одну минуту. Нужно предвидеть все возможные ситуации и быть к ним готовым». 

Тренажёр как голгофа

Анна Нечай: То, что случилось в Казани, сегодня обросло множеством слухов и легенд. А у вас есть версия произошедшего?

Александр Лапшин: Я думаю, что произошла ошибка экипажа. Экипаж там состоял из бывшего механика и бывшего штурмана, переучившихся на командира и второго пилота. Я прочитал, что у командира было всего 2500 тысячи часов налёта. Это очень мало. Или ещё пишут: «Командир первый раз в жизни сделал попытку ухода на второй круг». Извините, но это достаточно рядовая ситуация.

Вообще сейчас одна из главных проблем – человеческий фактор. В советские времена у нас была лучшая в мире школа по подготовке лётного состава. Помню, мы на тренажёр шли как на голгофу, настолько требовательными были наши учителя. Каждую аварийную ситуацию мы отрабатывали до мелочей, до автоматизма. Каждого из нас можно было ночью разбудить, и он ответил бы на любой вопрос. К тому, чтобы назначить человека командиром самолёта, подходили тоже очень серьёзно. Надо было показать, проявить себя, продемонстрировать технику. А сейчас уже готовят не лётчиков, а операторов. Взять, к примеру, «Боинг», «Airbus», «Суперджет» - там всё делает машина, и все на неё надеются. Ещё до катастрофы в Перми, которая произошла в 2008 году, я говорил, что теперешний подход приведёт нас к тяжёлому лётному происшествию. Так и случилось.

Александр Лапшин: «Лётчик - тот, кто летит впереди самолёта минимум на одну минуту». Фото: Из личного архива А.Лапшина

Все хотят разбогатеть

- До каких пор мы будем покупать старые самолёты?

- В Европе и Америке существуют ограничения по возрасту самолётов. Это около 17-18 лет. Когда воздушное судно достигает этого возраста, ему запрещается летать в данных странах. И вот тогда их продают. Как правило, они отправляются в так называемые страны третьего мира. Именно там уже наша страна их либо покупает, либо берёт в лизинг. Почему мы не покупаем новые? Ответ простой – это слишком дорого. Новый «Боинг» стоит 50-60 млн долларов, а отработавший свой срок в Америке – 500 тысяч долларов. Разница более чем ощутимая. Вон, самолёт, упавший в Татарстане, через сколько рук прошёл! Он летал во Франции, Уганде, Бразилии и Болгарии. Хотя, конечно, и в России есть хорошие компании. Так «Аэрофлот» считается одной из лучших в мире по среднему возрасту самолётов. У них он составляет 5,5 лет. У «Трансаэро» - 10 лет. Плохо дела обстоят, как правило, в маленьких компаниях. Они как раз и берут себе старьё. Так в Архангельске летают «Ан-24» произведённые ещё в 70-х годах и «Боинги», которым больше 20 лет. Правда, сейчас в России начались обсуждения того, чтобы ввести максимальный возраст для самолётов – 18 лет. Как только это будет сделано, множество мелких компаний просто уйдут с рынка.

- Если самолёты у нас хуже, чем в Европе, то почему тогда билеты дороже?

- Обслуживание обходится очень дорого. Сейчас насоздавали кучу служб: безопасности аэропорта, безопасности авиакомпании и т.д. Очень много всяких надзорных служб. Им надо платить. Плюс каждый аэропорт берёт за взлёт и посадку. Одним словом, все хотят разбогатеть и очень быстро.

Предотвратить катастрофу

- Может ли пассажир, садясь в самолёт, догадаться, что с самолётом что-то не так и лететь на нём опасно?

- Это невозможно. Даже лётчик, несмотря на то, что осматривает воздушное судно перед вылетом, не в силах предсказать, что что-то может произойти. Железо есть железо. Оно может отказать, сломаться и т.д. Есть и ещё одна очень серьёзная проблема с запчастями к импортным самолётам. Должен быть создан запас на случай ремонта, но его нет из-за дороговизны. К примеру, запчасть на «АН-24» стоит 300 тысяч рублей, а такая же, но на «Боинг» - 300 тысяч долларов. Так что, на мой взгляд, те, кто закупают такие самолёты, просто преступники.

- Что нужно сделать для того, чтобы прекратились авиакатастрофы?

- Прежде всего, нужно восстановить старую школу подготовки лётного состава. Сегодняшним лётчикам не хватает практических навыков. Многие не знают, да и не умеют работать руками. Помню, в советские времена министр авиации Бугаев сказал: «Чтобы не случилось, нужно посадить самолёт и спасти пассажиров!» Это был наш лозунг, этому нас учили. Высочайший уровень подготовки наших лётчиков поражал иностранцев. Нужно это всё вернуть!

Досье:

Александр Иванович Лапшин, родился в Рязанской области. В 1971 году закончил Сасовское лётное училище, а в 1977 – Академию гражданской авиации. Оттуда сразу отправился в Архангельск, где сначала был вторым пилотом на «Ан-24», а спустя год стал командиром «Ан-24».

Средний возраст самолетов в России и за рубежом. Фото: АиФ

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество