aif.ru counter
42

Дети Войны. «Наши мамы были все на одно лицо, рано состарившиеся»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. «АиФ в Архангельске» №25 17/06/2020
Фото из книги Архангельск – город воинской славы. Великая Отечественная война 1941 – 1945 гг» / АиФ-Архангельск

Мы продолжаем праздновать 75-летие Великой Победы, продолжаем публиковать заметки о военном времени. 

В этот раз мы связались с Лидией Андреевной Бострем. Она написала письмо в редакцию, в котором поделилась воспоминаниями о своём военном детстве.

 

А через месяц похоронка

«Когда началась война, мне было 7 лет. У нас только появился братик Юрий, но прожил он всего 3 месяца. Я очень не хотела, чтобы мама увозила его хоронить. Архангельск был очень голодный город. Я до сих пор помню вкус лебеды и крапивы, вкус и цвет мяса тюленя. Мы жили на Сульфате. Рядом с нашим домом было общежитие. Так от этого дома каждый день отходил конный обоз, гружённый людьми, умершими от голода, - вспоминает Лидия Андреевна.-  Я провожала отца на фронт одна. Кстати, я очень гордилась, что я провожаю его на фронт… вот, дурочка была маленькая! Он шёл, командовал солдатами и вёл меня за ручку. Я пообедала в солдатской столовой вместе с ними, они меня накормили обедом. Я их до трамвая проводила, а когда они сели в трамвай, отец меня отправил обратно домой. Я шла такая довольная, что папу проводила на фронт. А через месяц мы получили похоронку... Отец воевал на полуострове Рыбачий. Мы остались с мамой вдвоём».

Лидия Андреевна рассказывает, что задачи перед ними, детьми, стояли очень серьёзные. Например, они собирали осколки от бомб, снарядов, чтобы те не вызывали пожаров.

«И однажды, мне попался хвост от бомбы. Очень красивый он был! -говорит она. - Светло-серый гладкий металл, а хвостик сделан из трёх треугольничков. Я так хотела эту «игрушку» себе оставить, ну, чего, маленькая была. А потом я как-то гладила этот хвостик и решила понюхать… и вы знаете, я до сих пор помню запах этой серы. Я сразу отбросила эту «штуку» и не стала оставлять себе как «игрушку». Но вот так и остался со мной запах этой серы».

А ещё дети войны очень много работали. Нужно было обеспечивать дровами все дома. Они возили и разгружали дрова, а водителями машин были тоже, по сути ещё дети, подростки-мальчики, те, которые не подходили по возрасту в армию. Так вот мальчишки придумывали всякие хитрости, чтобы «малышня» не перенапряглась. Например, ставили в кузов круглые деревяшечки, на них доски, а уже на доски загружались дрова. И вот когда машина приезжала по нужному адресу, ребята раскачивали её, чтобы этот воз, как бы сам сваливался. Поэтому нельзя было стоять у кабины. Но маленькая Лида однажды забыла про это, и когда машину стали разгружать, дрова посыпались на неё.

«И так сильно! - она и сейчас как будто чувствует боль. - Острый угол одной из досок вошёл прямо мне в ногу. До сих пор эта нога болит и напоминает о том случае. Водитель так испугался! Я не столько за себя, сколько за него переживала, что он так сильно испугался. Потом меня ещё разок также придавило, но там воз уже лошадь везла. И ведь какие лошади умные животные! Она тогда встала, как вкопанная, и мою ногу быстренько вытащили. Вот такие у меня два случая были. От неопытности, конечно. Ну чего, маленький ребёнок! Мне ведь лет десять тогда было».

Добро в спичечном коробке

«Знаете, почему-то в войну были очень добрые люди! - рассуждает Лидия Андреевна. - Мы жили на Сульфате в двухэтажном доме на первом этаже, а на втором жила девочка-ровесница. Мама девочки работала в пекарне уборщицей, и им, видимо, разрешали выносить домой то, что они подметут, а там же на полу и мука была. Её дочка всё время отправляла мне «посылочки» в спичечном коробке. Положит мне ложечку муки, завяжет ниточкой и посылает мне со своего этажа. А я эту муку разводила тёплой водичкой и пила. Она напоминала мне какие-то остатки хлеба. Каждый раз она вот так мне помогала, а я ей говорила: «Тебя же мама заругает!», а она отвечала: «Что ты! Мама всё уже знает. Она мне даже напоминает о том, что  пора посылать посылочку». Вот, понимаете, как оно! Сами голодные, а сердце какое доброе. Меня эта девочка очень долго поддерживала, потом наши пути как-то разошлись, поэтому я не знаю её судьбу».

Не обошла маленькую девочку Лиду и потеря продовольственных карточек, своей и маминой. Как же она боялась, что мама её отлупит, ведь карточки на хлеб и другие продукты были выданы на месяц! Но мама ей даже слова не сказала. До сих пор Лидия Андреевна не может понять, почему мама хотя бы не отругала её, пусть бы и отлупила даже, чем вот так, промолчать. Или ещё такие воспоминания. Её мама работала на заводе, заводчан кормили, Лида тоже иногда прибегала покушать со своей ложкой. Но перед этим нужно было выкупить хлеб. Пока бежала к маме, незаметно весь хлеб съедала, в руках оставалась только ложка. И снова от мамы ни слова упрёка. 

«Наверное, родители просто боялись нас обидеть, мы ведь и так были обиженные дети, всё время голодные», - размышляет она. - А мамы наши все на одно лицо тогда были, рано состарившиеся. Моей не было и сорока лет. Ужасно истощённые от постоянного голода и физически уставшие, эти ходячие скелеты умудрялись на своих плечах нести все тяготы и лишения военных лет».

Уже когда Лидия Андреевна стала взрослым, уважаемым во всей области  человеком, благодаря которому у нас есть знаменитый на всю страну музей деревянного зодчества «Малые Корелы», она написала стихи и посвятила их Маме. «Стихи я написала в 1950 году в День Победы, - вспоминает она. - Этот праздник был самым любимым у нас с мамой. Я не знала, что ей подарить, поэтому написала стихотворение и куда-то убежала. А когда вернулась, мама сидела вся в слезах, а в руках - листочек. И единственное, что она сказала: «Какая ты у меня стала взрослая!»

От редакции: уважаемые читатели, если у Вас есть истории, воспоминания о Великой Отечественной Войне, то мы будем рады, если вы ими поделитесь!
Тел. редакции 8-8182 (211-083)

Справка:
Лидия Андреевна Бострем  родилась  в 1933-м году  в Каргопольском районе. Закончила естественно-географический факультет Архангельского пединститута, после чего работала ответственным секретарем Областного совета общества охраны памятников истории и культуры. Принимала непосредственное участие в обследовании и постановке на учёт памятников архитектуры области, в отборе памятников деревянного зодчества для перевозки и строительства музея под Архангельском. С января 1975 по декабря 2005 года Лидия Бострем работала директором музея деревянного зодчества и народного искусства «Малые Корелы». 



СТИХОТВОРЕНИЕ-ПАМЯТНИК ВСЕМ МАТЕРЯМ-ТРУЖЕНИЦАМ ТЫЛА ОТ ДЕТЕЙ ВОЙНЫ

Старая, уставшая, седая
Рук не покладая, весь свой век,
Ты трудилась устали не зная,
Чтобы жил красиво человек.
Ты вдовой осталась очень рано,
Не успев познать всю страсть любви.
Только горе вечно окружая,
Было спутником твоим всю жизнь.
Сколько слёз ты пролила, родная,
Что остались дети без отца,
Что такая доля им досталась -
Сиротою называть себя.
В годы трудной и нелёгкой жизни,
Когда враг бесчинствовал и злел,
Ты трудилась, наравне с мужчиной,
Стоя у станка две смены в день.
Голодом и холодом бывало,
Связку дров несёшь ты на плече,
Чтоб не очень дети ощущали
Соль той жизни, что пришла к тебе.

Лидия Бострем

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах