aif.ru counter
106

Мать защитников отечества: «Я знала, что мои сыновья вернутся»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. АиФ 8 18/02/2015
Фото Артура Лаутеншлегера / АиФ

Ребята, Саша и Андрей, ушли в армию, а попали в Чечню. В самое пекло второй чеченской кампании. Это были 1999-2000 годы.

Фото: АиФ/ из архива Н.Тюлиной

«Когда Саша мне сказал, что Вы хотите приехать и поговорить о том, что я пережила, снова всё вспомнилось, пришлось даже выпить корвалол».

Надежда Васильевна старается улыбаться, но волнение скрывает с трудом, - кажется, слёзы уже на подходе. «Что же Вы сейчас плачете, сыновья вернулись живые, здоровые. И это было так давно», - стараюсь разрядить обстановку. «Плакала. И сейчас плачу. Жалко всех», - еле сдерживается она. И говорит, говорит...

Ребята гибли

«Телевизор я стараюсь не смотреть. Там одна Украина. Страшно, - волнуется Надежда Васильевна. - Там дети, женщины, старики плачут. Всех жалко. Всех: своих, чужих. Идёт же братоубийственная вой­на. А ведь мы все родственники. У нас на Украине родня живёт. Я недавно услышала фразу: «Подготовка на Россию». Эта фраза обожгла. Знают ли те, кто затевают войны, что такое война? Значат ли для них хоть что-то материнские слёзы?»

На всю жизнь запомнит она, как первый сын, Саша, ушёл в армию. Отслужил больше года, а потом звонок: «Мама, я еду в Чечню». И дальше - долгие четыре месяца ежедневных молитв, переживаний, страха за жизнь ребёнка. Как в тумане.

Сначала семья дожидалась Александра... Фото: АиФ/ из архива Н.Тюлиной

В семье Тюлиных четверо детей: 2 мальчика и 2 девочки. Саша, Тоня, Андрей и Анечка. Хлопот у мамы было - только успевай крутиться! Но все мысли были о Саше. «У нас из Северодвинска тогда несколько ребят попали в Чечню. Мы, матери, все перезнакомились, сплотились, поддерживали друг друга, - вспоминает она. - А потом пошли страшные вести: погиб один, второй, потом третий, четвёртый… Каждое утро я бросалась к телевизору: какая там в Чечне ситуация? Больше сведений у нас ниоткуда не было. Только письма детей. Внимательно смотрели по телевизору, как брали Грозный. Там говорили о погибших. Но я чувствовала, знала, была уверена: мой сын вернётся. На этой вере, на самовнушении и продержалась».

О взятии Грозного рассказывает уже Александр, он как раз только присоединился к нашему разговору. «Тогда про эту операцию не всё рассказали по телевизору, - улыбается он. - Говорили, что погибло два солдата. На самом деле, при подходе к Грозному несколько машин было уничтожено, погибших было намного больше». Но разве же будешь писать об этом матери? В письмах Саша писал немного: что любит их всех, что скоро домой. И он вернулся. «Сын позвонил: "Мама, я завтра приеду". Я не могла себе места найти, так мы ждали его!»

«Пела и плясала»

Но это ещё не конец истории про армию большой семьи Тюлиных. Вторым в Чечню пошёл племянник. Ну а за ним потянулся и ещё один сын Надежды Васильевны - Андрей. «Как это, Сашка был в Чечне, двоюродный брат был, а я отсижусь?» - рассудил сын. Причём поставил мать перед фактом тоже уже будучи в армии. Позвонил из части, в которой служил, из Псковской области. Мать ринулась туда, в часть, да разве его отговоришь? Получилось, что Андрей попал в Чечню через 4 месяца после Александра. И воевал он там дольше брата - целых 7 месяцев. Мать снова металась, все мысли были об Андрее.

... а потом и Андрея. Фото: АиФ/ из архива Н.Тюлиной

«За несколько лет до этого Анечка попала под машину, у неё была тяжелейшая травма, девочка долго лечилась, перенесла несколько операций, дом был на Тоне. А Тоне было всего 13 лет. Представляете, как мы всё это вынесли?» Чтобы не сойти с ума от нервных перегрузов, стресса, страха, Надежда Васильевна начала… громко петь. «И когда Саша воевал в Чечне, и когда Андрей воевал, я все эти месяцы вЫходила в церковь. Муж не знал, сколько я там находилась, сколько денег туда отнесла. А потом приходила домой, включала магнитофон на всю Ивановскую и пела! Так громко, как только могла! И плясала. Так я и выдержала: плохо мне, слёзы текут, а я пою!»

4 внучки и 3 внука

И сколько бы я дальше ни расспрашивала Надежду Васильевну о том, КАК она пережила этот ад, она будто не слышала меня и повторяла, как заклинание: «Я знала, что мои парни вернутся. С первого дня знала. Это такое самовнушение было. Даже мысли не допускала: вернутся и всё тут! Я знала, что хороших ребят вырастила, хотя и доставалось им в детстве от меня, особенно Саше, как старшему. Бывало, ни за что доставалось. Но они у меня росли самостоятельные, внимательные, всегда со словами: "Мамочка, мамочка". И письма с этого слова начинали». И добавляет ещё: мальчишек как-то жальче что ли, чем девчонок, душа за них болит чаще. И подводит итог, резко, как с плеча рубит: «Я горжусь своими сыновьями! Горжусь!»

Сегодня эта большая семья вместе, неразлучна. Все живут и работают в Северодвинске. Саша и Андрей строят подводные лодки, как и большинство северодвинцев. Войну вспоминать не любят, с оптимизмом смотрят в будущее. У Александра подрастают замечательные дочки-близняшки и сын.  У Андрея тоже трое детей. А всего у Надежды Васильевны 4 внучки и 3 внука. Теперь жизнь Тюлиных вертится вокруг самого маленького поколения. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах