aif.ru counter
181

«АиФ» узнал о том, как похоронить ёлку

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. 52 24/12/2014
Екатерина Изместьева / АиФ

И у Нового года, и у Рождества судьба была нелёгкая. Праздники запрещали, затем вновь возвращали. Об этом подробно пишут архангельские исследователи того времени.

В конце 19 - начале 20 века у архангелогородцев были очень популярными новогодние балы и маскарады. Они проходили в клубах: русском и немецком. Популярными были танцевальные и семейные вечера в народном доме и солдатском собрании в Соломбале. При этом мужчины могли появляться на балу без масок, дамы же без масок не допускались. Маскарады нередко устраивались с благотворительными целями в пользу бедных.

 «21-е число»

На святки обычно устраивались балы-маскарады и танцевальные вечера для учащейся молодёжи. Костюмы были яркими. На маскараде 6 января 1910 года привлекли всеобщее внимание такие: «Народное богатство», «Налог на воздух», «Архангельский пожарный» (верхом на пожарной бочке). «Народное богатство» представлял собой дамский костюм из пакли, соломы, «с венцом из колосьев и васильков», он отражал аграрный характер экономики страны. «21-число» - костюм-шарж на пьяненького архангельского чиновника в день получки (21 число каждого месяца). Такое событие, как банкротство предприятий, особенно характерное для Архангельска этих лет, было отражено в маске «Эпидемия г. Архангельска», представлявшей банкрота, вылетающего в трубу. Сатирой на благотворительность был костюм «Обед на бедных»: маска держала в руке маленький горшочек с кашей и вся фигура была увешана ложками.

Для детей рождественская ёлка была настоящим и чудесным праздником. Выдающаяся исследовательница Русского Севера, архангелогородка Ксения Гемп вспоминала свои ощущения так: «Помню, подумала про себя: «Это, должно быть, рай, о котором рассказывала бабушка, - место, куда уходят иногда маленькие дети, где они всегда счастливы и никто их не бранит, где всё кругом блестит и золотые яблоки висят на деревьях". Горожане радовались празднику».

«Веру не меняют»

Но в первые годы 20 века ситуация изменилась. Над чудо-деревом стали сгущаться тучи. В 1922 году была организована кампания по преобразованию Рождества Христова в Комсомольское Рождество, «комсвятки»: «Они должны помочь населению органично перейти на новую календарную систему и принять пролетарскую идеологию», - отмечалось в партийных документах.

В 1922 году в Архангельске ещё спокойно, но уже в 1923 году появляются заметки под заголовком «Комсомольское Рождество». Здесь и реклама большого действа на Октябрьской площади: «Слушайте, когда раздадутся звуки колокола и труб, это начало. После действа на площади - шествие. Вечером - лекции и спектакли (кино «Серп и молот», «Эдисон»). Товарищи, кто не засох над «священной книгой», кто ищет правды - на улицу, вместе с комсомольцами - кузнецами нового!» Здесь и басня В. Босого «Война Комсомола с попами». «Молодёжь ждёт святок, чтобы повеселиться. И эта традиция настолько сильна и настолько просто в неё вложить другое, антирелигиозное содержание, что нет никакого смысла ставить себе цель - уничтожение этого народного праздника… Будем отвоёвывать позицию у религии… Наше первое Рождество - это, собственно говоря, проба, манёвры. Увидим, насколько мы готовы к борьбе с одним из сильнейших врагов на фронте культуры - с религией». И в последующие годы газеты пестрели заголовками заметок: «Завтра празднуют попы, обжоры и нэпманы», «Поповские легенды - не праздник для рабочих и крестьян», «Христос нужен богачам».

В докладе «О состоянии агитационно-пропагандистской работы Архангельской губернии на 1 января 1925 года» отмечалось: «Во время проведения комсомольского рождества или пасхи в прошлые годы, когда сжигались чучела, население роптало и веру свою не меняло».

В то время газеты печатают директивы: партийные ячейки в городе, на заводе, в деревне вместе с клубами, избами-читальнями должны приступить к созданию ячеек союза безбожников. Ячейки предполагались для вовлечения молодёжи. Народ же оставался безучастным к этой борьбе. Организованная кампания под лозунгом «Святых и праздники - отменили!» на многих архангелогородцев не возымела никакого действия.

Лишили праздника

Вскоре началась атака и на Новый год. Уничтожить ёлку старались разными способами, вплоть до её похорон. Ёлку положили в гроб и несли её в гробу по всему городу от казармы Восстания до улицы Воскресенской по пр. Петроградскому (ныне пр. Ломоносова).

Фото: АиФ-Казань/ Мария Зверева

Процессия громко пела антирелигиозные и антибуржуазные частушки. Вот как об этом вспоминала позже архангелогородка И.А. Карцева: «Однажды мы шестеро внуков гостили у бабушки. Вдруг видим в окно: несут белый гроб! В нём - ёлка! Сзади шли учитель и ученики. Мы все прильнули к окошкам. А бабушка качала головой, приговаривая: «Какого праздника детей лишили!» Учитель приехал из города преподавать в начальной школе. Я тогда его, идущим за гробом, очень хорошо запомнила. Он был очень красивый, светлый шарф перекинут через плечо».

Следует отметить, что больших, ярких антирелигиозных шествий в Архангельске не было: власти опасались открытого возмущения. Народ  хоть и молчал, но напряжение чувствовалось.

Первое января было объявлено Всесоюзным днём ударников. В этот день проводили различные слёты, совещания. Архангельские газеты пестрели заголовками: «Все на улицы, на каток», «Ни одного выезда из леса на кулацкое рождество».

Празднование Нового года вернулось к нам уже в 30-е годы, а Рождества - в 90-е.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах