aif.ru counter
474

«Темно и очень страшно». В 1941 году в Архангельск пришёл конвой «Дервиш»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. ФиФ 02/09/2015
пресс-служба мэрии Архангельска / АиФ

«Помню, как первый раз бомбили Архангельск, это было в 1942 году, - вспоминает Таиб Халиулович Усаев, ветеран Северных конвоев. - Вот с того момента и началась для нас, детей, война».

«Возьмите меня»

По национальности он - татарин, его дед когда-то сбежал на север от коллективизации. «Но так как живу на севере уже полжизни, меня все называют Анатолий Алексеевич, так даже привычней», - смеётся он.

Таиб-Анатолий вырос в Соломбале. Детство было тяжёлое. Мама умерла за несколько месяцев до войны. А как только началась вой­на, отца забрали на фронт. Он вернулся. И потом до конца своих дней вспоминал Синявские болота, что под Ленинградом. Как там было страшно, холодно, голодно, как долго не могли прорвать блокаду.

Но это было уже после. А когда объявили о том, что немцы напали на СССР, Таибу было почти 13 лет. Начало войны было запоминающимся: юнги! «Они были в красивой форме и всё время крутились около клуба «Октябрь», - рассказывает он. - Помню, как они дрались на танцах с военными. А ведь они мальчишки совсем были - по 13-16 лет».

Таиб тоже хотел быть моряком. «Тянуло меня к морю, - улыбается, поглаживая усы. - Пацаном часто ездил в Молотовск смотреть на Белое море (сейчас Северодвинск. - Ред.)».

И вот однажды в Архангельске он пристал к одному капитану: возьмите да возьмите меня с собой. И надо же, уговорил. Так, в 1944 году Таиб оказался на гидрографическом судне. Правда, во время войны многие гидрографические суда были переквалифицированы - обеспечивали постановки минных заграждений. «Я стал учеником машиниста и помощником кочегара, - гордится собой, мальчишкой. - Моя задача была стоять у топки и смотреть, чтоб топка всё время горела».

Вооружённые немцы

Первый конвой под кодовым названием «Дервиш» из Великобритании в Архангельск вышел 21 августа 1941 г. Он состоял из 6 английских и 1 датского транспорта в охранении 2 эсминцев, 4 корветов и 3 тральщиков. Все эти суда благополучно прибыли в порт. Тогда на причалы Архангельского порта, наряду с грузовиками, минами, бомбами, каучуком, шерстью, выгрузили 15 разобранных английских истребителей «Харрикейн». После первого конвоя в первый порт России пошли союзные караваны. Были на их пути и мины, и атаки подводных лодок, крейсеров, самолётов противника. Всего во время войны доставили грузы около 1 400 судов.

Лучшие друзья, участники Северных конвоев, ветераны Дмитрий Михайлович Замятин и Таиб Халиулович Усаев (справа). Фото: АиФ/ Н.Попова

«Кроме того, что мы устанавливали опознавательные знаки, чтобы другое судно не налетело, наше использовалось как тральщик: тралили мины, потом их уничтожали, - рассказывает он. - У немцев хорошее снаряжение было, они ведь всю Европу покорили. То есть вся Европа со всем их вооружением была у Гитлера. А что у нас? Ничего. У нас глубинных бомб почти не было, а у них были. С лодками-то воевать нужно было глубинными бомбами.

Но приходилось охранять наши торговые суда, которые везли за границу руду, меха, золото, уголь, а оттуда вооружение: танки, самолёты. Конвой должен идти в полной темноте, нельзя было переговариваться по связи с другим судном, так как у немцев были сверхчувствительные самолёты-штурмовики, которые сразу определяли, где корабль. Даже если одно судно подорвалось, другому нельзя было останавливаться, иначе и его взорвут. Только тральщики могли тихо подходить, забирать бомбу. Были случаи, когда тральщик только взял бомбу - взрыв! Вот помню, подойдёшь потихонечку, мину поставишь. Ох, и страшно было! Не верьте никому, что война не страшная. Даже отчаянным страшно. Идёшь в кромешной темноте - и вдруг штурмовики налетают. Я этот рёв на всю жизнь запомнил. А подлодки немецкие - те вообще гуляли, как у себя дома».

…День Победы Таиб Халиулович встретил в норвежском Киркинесе. «Вот наши моряки с мурманскими-то погуляли! - смеётся он. - Кто ремень потерял, кто бескозырку».

А после войны он окончил зубоврачебную школу. «Это как техникум сейчас», - уточняет. Там с женой познакомился, у них родились две дочки. Семья жила и на Урале, и в Тамбове, но Север никак не отпускал. Уговорил жену вернуться в Архангельск. К тому времени уже выучился на врача-протезиста, 30 лет отработал в медицине. Казалось, всё идёт своим чередом. И тут - неожиданный поворот.

Таиб Халиулович вдруг снова решил связать свою жизнь с морем, окончив Ленинградское высшее инженерно-морское училище. И дальше - карьера в морском пароходстве. «Нет, в море не пошёл, - машет рукой. - Моря я хлебнул в войну, поэтому решил работать в управлении, 20 лет там и отработал».

Сейчас ему 87 лет. На мой удивлённый взгляд подтягивается: «Да-да, 87! Никогда не курил и горжусь этим, - чеканит он и потом спохватывается. - Долго сидим, а мне ведь завтра на открытие памятника Северным конвоям нужно подготовиться».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах