aif.ru counter
Стрелки Станислав Кузнецов и Леонид Екимов продолжают серию блестящих побед на международной и всероссийской аренах
Наталья Непряева из Архангельской области обошла спортсменок из Италии и Швеции
375

Вырезанные из памяти. Какой урок дают репрессии?

В Архангельске активисты мемориального проекта «Последний адрес» начинают устанавливать памятные таблички людям, которые пострадали в годы репрессий.

Дом по адресу Серафимовича, 35 - первое архангельское здание, на котором будет установлена памятная табличка.
Дом по адресу Серафимовича, 35 - первое архангельское здание, на котором будет установлена памятная табличка. © / Фото с сайта stampsy.com / АиФ

Что нужно знать об этом трагическом периоде нашей истории и как заполнить оставшуюся до настоящего времени пустоту? Об этом мы говорим с Дмитрием КОЗЛОВЫМ, координатором проекта в Архангельске.

- Откуда пришла идея устанавливать таблички с именами погибших и как дошла до Архангельска?

- Идея пришла из Москвы, где были установлены первые таблички в России. Но есть и прообраз - это схожая немецкая программа Stolpersteine, название которой не очень точно можно перевести как «Камни преткновения». Там таблички делаются в виде небольших камушков, которые монтируются в мостовые и посвящены арестованным и погибшим во время Холокоста и других репрессий людям. А поскольку у нас были свои репрессии, то московские журналисты и историки решили создать схожий проект. Но устанавливать камни - не самый подходящий вариант для России  из-за обилия снега, к тому же камни могут убрать во время внепланового ремонта мостовой. Поэтому решили устанавливать памятные таблички на стены домов, где жили погибшие во время репрессий люди. Сейчас в стране размещено уже около 500 табличек. В Архангельске проект стартовал год назад как реакция на инициативу создания бюста Сталину. Помимо протеста против его установки хотелось сделать что-то в противовес. Для Архангельска, как мне кажется, это важнее, чем для многих других городов, - наш город в 1920-1930-е годы стал столицей политической ссылки и спецпереселенцев.  При этом с 1920 года начинается красный террор, причём не просто репрессии против «белых», действительных врагов советской власти. Происходят аресты и расстрелы тех, кто был лишь заподозрен в нелояльности, многие дела фабрикуются - всё очень похоже на то, что творилось в конце 30-х годов. Так что история репрессий не начинается и не заканчивается Сталиным.

Материалы к №10
Материалы к №10 Фото: АиФ

«Обращаемся в ФСБ»

- Много ли в Архангельске можно установить таких табличек?

- Существует трёхтомный мартиролог «Поморский мемориал» - большая книга памяти, в которую внесены несколько тысяч репрессированных. Но работа в архивах показывает, что даже этот огромный список неполон. Так что людей, которым можно установить таблички, достаточно много, но их адресов в этой книге всё равно нет - приходится делать запросы в архив ФСБ. Есть другая проблема: Архангельск - изначально деревянный город. Он неоднократно горел, и можно по пальцам пересчитать здания, сохранившиеся с начала ХХ века. Если дом не сохранился, то можно установить табличку на здание, которое находится теперь на этом месте. А вот если на этом месте сейчас ничего нет, то, к сожалению, уже ничего не сделать.

В Архангельске сейчас есть обращения по установке на двух адресах и одна табличка, которая находится в процессе создания. Но как показывает практика, за первыми приходят и другие. Сейчас наша задача - вызвать общественный интерес, показать, что в этом нет ничего страшного и сложного.

- Почему на табличке нет фотографии репрессированного, а вместо неё пустой четырёхугольник?

- Это символ того, что человек был изъят из истории, из общей памяти. Даже в семейных фотоальбомах часто встречаются фотографии с отрезанными лицами репрессированных родственников… Люди так  делали в те параноидальные годы. Нельзя промолчать о том, что долгое время на месте этого человека была невосполнимая пустота. 

Абсолютное зло

- Репрессии - страшный процесс, но можно ли его исторически хоть как-то оправдать - экономически, например? Какой урок они нам дали?

- Урок, к сожалению, невыученный. До сих пор между историками не утихают споры о том, насколько те задачи, которые стояли перед Советским Союзом, можно было решить с помощью репрессий. Понятно, что в 30-е годы решались экономические вопросы - строительство новых комбинатов, дорог, каналов. Но можно было решить их другими гуманными способами, тем более что тогда появилось стахановское движение, положительные способы мотивации людей на труд. Страны, находящиеся тогда в схожих условиях, например Финляндия, пережившая свою гражданскую войну, почему-то ушли от репрессий. Для нашей истории репрессии - это опыт столкновения с абсолютным злом. Варлам Шаламов писал ведь не о сталинских лагерях, а именно о зле. Зло - это и Сталин, и секретари обкома, и человек, поднявший руку на партсобрании, и человек, который перестал замечать ссыльного, и человек, который в лагере живёт по принципу «умри ты сегодня, а я - завтра». Вся страна жила в этом состоянии. Как к этому относиться - вопрос глубоко философский и открытый, это вызов человеческому сознанию. И мне кажется, что если моральные принципы позволяют человеку сравнивать кубометры добытого дерева или тонны угля с человеческой жизнью - это его выбор. Мои принципы не позволяют мне сравнивать сталь, уголь и людей. Возможно, это нерешаемый вопрос, но его необходимо задавать, необходимо жить под прицелом этого вопроса.

Все подробности по установке памятной таблички можно прочитать на сайте poslednyadres.ru.

Материалы к №10
Материалы к №10 Фото: АиФ

Дмитрий Сергеевич Козлов родился в 1987 году в Архангельске. Окончил исторический факультет Поморского государственного университета. Сотрудник петербургского Научно-информационного центра «Мемориал». Кандидат исторических наук. Проживает в Санкт-Петербурге.

Смотрите также:





Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах
Роскачество