aif.ru counter
133

Традиционный упадок. Нижегородец об Архангельском Севере

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. АиФ 05/10/2016
Владимир фотографирует совершенно разные здания. От одних остался только остов, другие только начали увядать.
Владимир фотографирует совершенно разные здания. От одних остался только остов, другие только начали увядать. © / АиФ

Владимир третий год путешествует по заброшенным деревням и фотографирует старинные заброшенные дома. В августе-сентябре этого года он побывал и в Архангельской области. «Я всё-таки не фотограф, просто у меня нет другого варианта для документации этих мест. И я не краевед, я исследую эти объекты на художественном уровне», - рассказывает он.

- Как вы пришли к такой теме снимков? Почему вас вдохновляют старые деревни?

- Не то чтобы я просто приехал и поснимал. Это такой определённый формат - мы снимали ночью, освещая объекты факелами - использовали полностью натуральный свет, в котором и раскрывается идентичность этих объектов. Визуально это смотрится, как будто все постройки сняты в одном месте. На самом деле это разные точки области, которые объединены в одну серию фотографий. Снимаем мы, как правило, полностью заброшенные деревни. Всё-таки проект про традиционную деревенскую культуру, про упадок, в который она приходит. Мои работы - это иллюстрации исчезновения былых ценностей, культурного ландшафта и традиционной культуры. В проекте я также исследую причины, почему это всё происходит - это миграция, стремление людей уехать из деревень в города. Моя задача - зафиксировать этот процесс, пока эти дома окончательно не исчезли.

Перед тем как поехать, я искал объекты для съёмки в Интернете. Ну и поскольку я давно езжу по России, то в некоторых деревнях уже был до этого и представлял, что там можно снять. Новой для нас была деревня Керга на реке Пинега. Первые упоминания о ней датируются 11 веком, то есть она очень старая и большая. Другая деревня - Куче Палда, недалеко от Каргополя. Туда часто приезжают и художники, и фотографы, это известное место.

Материалы к №40
Материалы к №40 Фото: АиФ

Открытые и общительные

- Отличается ли чем-то наша область от других? Правда ли, что люди на Севере замороженные и замкнутые?

- Я спорно отношусь к такого рода обобщениям. Наверное, есть какие-то отличия, ведь все люди разные. Но каких-то особых черт я не заметил. Разве что у кого-то акцент был. Те люди, с которыми я общался, были открытые и общительные. Всегда хорошо встречали, конфликтов не было. В целом сложилось хорошее впечатление.

Местные жители говорят, что им довольно сложно живётся. Например: «Мэрии можно ловить рыбу сетями круглый год, а мы не можем, нас штрафуют», я это очень хорошо запомнил. Получается, что существует социальное неравенство. Вообще до Архангельска очень хорошая федеральная трасса до Москвы, но стоит с неё свернуть - и дороги ничем не отличаются от дорог других регионов: ямы, всё разбито. И если ехать не в Архангельск, а в Северодвинск или Онегу, то там куда более сложное положение.

По деревенской архитектуре видно, что в Архангельской области не было крепостного права. Крестьянин средней полосы не мог себе позволить таких богатых дворов, которые мог себе позволить земледелец из деревни вашей области. Вся северная архитектура очень фактурная и несёт в себе огромный кладезь традиций. Есть какой-то размах в строительстве. Это сложно встретить в средней полосе, хоть и здесь есть свои особенности.

Материалы к №40
Материалы к №40 Фото: АиФ

Реставрировать - грамотно

- Как вы считаете, что делать со старинными заброшенными постройками в деревнях, да и городах тоже? Можно ли их возродить?

- Вообще этим вопросом должны заниматься активисты, градозащитники и граждане, которые неравнодушны к изменению облика области. Конечно, нужно сохранять дома как памятники архитектуры. Если нужно из них извлекать деньги, то нужно делать проекты, которые сохраняют облик этого здания, но не просто висят на балансе. Я этим не занимаюсь, но я вижу примеры того, как это делается плохо - как, например, в Вологде или на Чумбаровке в Архангельске, где в старых домах появляются кафе или магазины, облицовка пластиком. Реставрировать нужно грамотно.

Но это скорее про город. Что касается деревень - тут всё, с одной стороны, проще, с другой - сложнее. По статистике, сотни деревень в год переходят в статус нежилых. Тенденция переезда в города - это абсолютно нормально. Мы живём в 21-м веке, нам нужен газ, водопровод, свет. А в деревнях зачастую и электричества нет. Чтобы его туда провести, нужно писать заявления в муниципальные органы, а это сложный бюрократический процесс. Но, с другой стороны, в городе не приживается и забывается старинная культура - это очень плохо. Но как бы это печально ни звучало, мне кажется, что их невозможно сохранить. Сейчас идёт закономерная смена эпох и можно только наблюдать за тем, как это происходит. Хотя есть музеи, где эта культура находит приют, - те же Малые Корелы или Краеведческий музей.

- Что знают о Поморье в средней полосе?

- Не могу отвечать за всех, но что касается среды художников, то они о Севере знают очень мало. Разве что из каких-то документальных фильмов. Но в целом складывается представление об Архангельской области как о месте, в котором сохранилась какая-то русская идентичность. В то же время есть влияние северной Европы на вашу культуру. Даже если взглянуть на иконы - стиль изображения на Севере более раскованный, даже фривольный. Иконописцы Севера могли себе позволить то, чего не могли позволить мастера средней и южной полос. Это очень интересно.

Материалы к №40
Материалы к №40 Фото: АиФ

Владимир Борисович Чернышёв родился и вырос в Нижнем Новгороде. Экономист по образованию - окончил Санкт-Петербургский политехнический университет. Проживает в Нижнем Новгороде, участвует в художественных выставках по всей стране.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах