aif.ru counter
17

Террора, как сейчас, даже после войны не было

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19 07/05/2008

В 20 лет она ушла на фронт. Там ей, хрупкой девушке, приходилось в одиночку управлять огромной пушкой. А после, вернувшись с войны, четверть века отдала службе в милиции - охраняла первых людей города. Сегодня Марина Никитична Воробьева не жалеет, что лучшие годы отдала милиции.

"Моей задачей было - поднять пушку"

Жизнь Марины Воробьевой никогда нельзя было назвать легкой. Отец с матерью разошлись, а ведь в семье было шестеро детей, и всех нужно поднимать. Чтобы помочь матери, девчонке приходилось работать с ранних лет то в колхозе, то на лесоповале. А в далеком 1943 году Марина сама пошла в военкомат. Помнит, что очень обрадовалась, когда сказали: "К службе пригодна". Выбежала на крылечко и с радостью сообщила всем: "Меня взяли в армию!"

- Я не боялась и не плакала. Лишь когда утром с подругами прощаться стала, вдруг в голове пронеслась мысль: "А может, я и не вернусь". Горькие слезы сами покатились по щекам.

Попала Марина в 746-й полк, 5-й батальон, 2-й дивизион. Первым пунктом оказался Мурманск, дальше Лоухи и станция Ковда. Так их и перебрасывали с точки на точку.

- В Лоухах было первое крещение. Как сейчас помню, многие девушки приехали в босоножках и платьицах. А я догадалась - взяла сапоги. А работать-то всем надо. Вначале установить орудия, а потом и землянку вырыть. Вот мои сапоги по очереди все и надевали. Первый раз стрелять нам пришлось в Ковде. Нас распределили по две девушки на пушку. Моей задачей было поднять ее и направить на цель. Сначала, конечно, было страшно управляться с такой громадиной, многие от невыносимого шума глохли. Но со временем ко всему привыкаешь.

Следила, как начальники в шашки играли

- В сорок пять лет я демобилизовалась. Куда пойти? Можно было бы и в родной деревне остаться, но чем просто бродить, лучше делом заниматься. Фронтовые подруги посоветовали идти в органы. Так я и сделала. Попала я в охрану партийных органов. По улицам мы не бегали, бандитов не ловили, но ведь и нам есть что вспомнить. Стояли мы в Доме Советов, секретарей охраняли. Нас регулярно вызывали в собес. Там, бывало, инвалиды, слепые и глухие, разойдутся, руками машут, кричат. Так мы их утихомиривали, объясняли, мол, подождите, всех примут. После войны очень много было инвалидов.

В те времена все как-то по-другому было. И дисциплины, и ответственности больше. У нынешних молодых сотрудников все просто. Да и с преступностью не так было. После войны и то такого террора, как сейчас, не было. Кафе меньше было, а рестораны закрывались раньше, чем теперь, потому в них и не засиживались. Хотя бывало, что и в ресторанах порядок наводили, начальство требовало.

Выйдя на пенсию, Марина Никитична опять не смогла усидеть дома. Вернулась она в Дом Советов, где еще недавно несла караул. Только теперь она отвечала за спецсигнализацию, или, проще говоря, охрану.

- Моей задачей было следить, чтобы в кабинетах не шумели, да по вечерам "не гуляли". Бывало, начальники засидятся, играют в шахматы, курят. От сигаретного дыма сигнализация срабатывала. Я прибегаю и приказ отдаю: "Даю вам пять минут на то, чтобы разойтись!" А они, хоть и начальники мои, но ничего, слушались. До сих пор при каждой встрече вспоминают, как гоняла их.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно



Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах