aif.ru counter
Стрелки Станислав Кузнецов и Леонид Екимов продолжают серию блестящих побед на международной и всероссийской аренах
Наталья Непряева из Архангельской области обошла спортсменок из Италии и Швеции

Невесёлый молочник. Почему поморские фермеры не могут продать свой продукт?

Архангельские сельхозпроизводители работают себе в убыток

Антон Никитин / Коллаж АиФ

Чума этого сезона для сельхозхпроизводителей Архангельской области - отсутствие рынка сбыта продукции.

Фермеры работают себе в убыток, многие не выдерживают и закрывают свой бизнес, особенно страдают производители молока. Почему молочные реки утекают в канализацию, и зачем деревенскому хозяйству двухметровый забор?

Глупые законы

Фермеры работают себе в убыток, многие не выдерживают и закрывают свой бизнес, особенно страдают производители молока. Из-за бюрократических препонов и нежелания региональных властей поддержать отрасль наши школьники и дети будут пить привозное молоко. Почему? Мы разобрались, в чём дело.

«Зачем мне забор?»

В социальных сетях распространился крик о помощи фермера из деревни Шардонемь Пинежского района Виталия Усынина. В хозяйстве Виталия Николаевича более 60 коров, у него работает 24 человека. По его словам выживать в деревне становится всё труднее и труднее.

«Я не хочу соблюдать глупые законы, - говорит фермер. - Нас проверяют санэпидемстанция и ветлечебница. По новым правилам я должен пастеризовать молоко, прежде чем поставлять в образовательные учреждения. Но вы понимаете: если я буду его пастеризовать (кипячение до температуры 70-80 градусов - Ред.), а в школе его точно также пастеризуют, зачем это делать два раза? Ещё одно новшество от Россельхознадзора - запрещено разливать молоко в бидон, потому что бидон не считается теперь тарой. Нужна специальная упаковка для молока, но где мне её взять? Я же не могу построить завод по производству упаковки. Обратился в Россельхознадзор за разъяснениями, хотел получить ответ на вопрос: Почему бидон не считается тарой? Мне ответили: «Не считается и всё». Мы не можем работать в новой системе «Меркурий» (государственная система, предназначенная для отслеживания перемещения грузов - Ред.). Вместо бумажных накладных мы должны теперь работать по системе «Меркурий». Но наш транспорт выезжает в 8 утра, и до 10-11 часов у нас в районе нет Интернета».

С Виталием Николаевичем мы говорили по мобильному телефону, связь периодически пропадает на несколько секунд, то исчезает совсем и телефон отключается. «Вот видите, даже мобильной связи нормальной нет, - возмущается он. - Уже не говоря про Интернет.  Теперь помимо всего прочего я ещё должен ставить забор двухметровый вокруг нашего хозяйства. Если я его не поставлю, то буду платить штраф в размере 120 тысяч рублей. Не знаю как работать - каждый год какие-то сюрпризы. Мы пока ещё держимся, но соседи наши уже подали на самоликвидацию».

«Выливаем в канализацию»

За каждый литр реализованного молока предприятия-производители получают субсидию. Если в 2014 году она составляла 6 рублей, то в настоящее время существенно снизилась до 3 рублей. Помимо этого предприятия-переработчики, то есть молокозаводы, которые ещё называют молочными олигархами, в конце 2017 года снизили закупочные цены на молоко на два рубля за литр. «Это сказалось на увеличении себестоимости молока и, в конечном итоге, на финансово-хозяйственной деятельности и инвестиционных планах сельхозпредприятий. Особенно остро это ощутили небольшие хозяйства», - сообщают в правительстве Архангельской области.

Конечно, предприятия планировали свой финансовый план из расчёта компенсации 6 рублей за литр, а в итоге получают только 3 рубля. Многие фермеры от этого пострадали, и вынуждены были отказаться от модернизации своих ферм.

Трудности испытывают фермеры пожалуй каждого из 19 районов Архангельской области.

«Я 40 лет работаю в сельском хозяйстве, - говорит руководитель КФХ «Победа» из Верхнетоемского района Алексей Третьяков. - В 1979 году пришёл работать в колхоз имени Ленина. Сейчас у меня в хозяйстве трудится 20 человек. Продать молоко невозможно. У нас был губернатор неделю назад - обещал помочь, но конкретики никакой не сказал. Более 50 тонн молока мы вынуждены выливать в канализацию. Мы терпим 1,5 миллиона рублей убытка. Мы, конечно, стараемся найти пути выхода из этого трудного положения, поэтому пока что крутимся».

Как в такой трудной ситуации некоторым хозяйствах удаётся оставаться на плаву? Мы обзвонили наверное десяток фермеров и после разговоров о многочисленных трудностях нашли хозяйство, которое стабильно работает. «Мы поставляем молоко на архангельский молзавод, - говорит руководитель СПК «Заостровский» из Виноградовского района Людмила Чистякова. - Поэтому проблем со сбытом мы таким образом избегаем. Очень хорошо, что молзавод сам забирает у нас молоко, отлажена транспортировка, иначе нам бы пришлось его везти за 360 километров. У нас 130 коров и в сутки мы поставляем одну тонну молока».

Фермеры ещё помнят крупный скандал, который произошёл в марте этого года. По центральному телевидению вышел сюжет насчёт проблемы сбыта молочной продукции, ситуацию называли не иначе как молочным кризисом. По словам фермеров проблема была связана с тем, что переработчики используют сухое молоко.

К слову, обвинения в адрес областных молочных заводов о том, что они используют ненатуральное молоко приходят с завидной регулярностью.

Наверное будет неспортивно обвинять одни молокозаводы в том, что фермерам некуда поставить продукцию. «На мой взгляд проблему должны решать областные власти, - рассуждает Алексей Третьяков. - У нас так много своего молока, а на полках в магазинах в Архангельске посмотрите что выставлено: вологодское, кировское молоко, неужели мы сами не можем накормить и напоить себя?»   

К слову, привозное молоко будут пить не только обычные покупатели, но и, как видится, его собираются поставлять в образовательные учреждения - наши детские сады и школы будут вести молоко из Вологодской области за сотни километров вместо того, чтобы закупить у местного фермера из соседнего двора.

Комментарий власти

Уполномоченный по защите прав предпринимателей при губернаторе Иван Кулявцев:

- Обращения от бизнеса есть. С одной стороны, идет речь о повышении требований безопасности продукции. Это касается нашего здоровья, интересов общества. С другой, нужно учитывать специфику и особенности как территорий, так и масштабов деятельности. Процесс сложный и простого решения нет.

Как оптимист и в прошлом предприниматель я вижу здесь возможность - вложиться в переработку, которая бы была загружена не только сырьём с моей личной фермы, но и «собирать» продукт у других молокопроизводителей. Оборудование можно взять в кредит или лизинг, используя региональные программы поддержки бизнеса, которые весьма доступны.

На днях поступило обращение из Пинежского района по ограждению ферм. Необходимо найти разумный компромисс. С коллегами из Министерства агропромышленного комплекса и торговли Архангельской области, представителями Россельхонадзора и предпринимателями будем рассматривать избыточность требований.

Кооперация поможет

Куда пропали деньги бюджета?

Михаил Силантьев, Директор Ассоциации «Фермеры Русского Севера»:

- В советское время в каждом крупном населенном пункте был свой молокозавод (в Березнике, Емецке, Холмогорах). Все небольшие фермеры излишки молока сдавали на местные заводы. Сейчас ни одного из них не осталось.

В 2011 году на съезде АККОР президент России Владимир Путин сказал, что будет вводиться программа поддержки кооперации. К сожалению, власти Архангельской области эту программу проигнорировали. Она была запущена лишь три года назад. Средства ушли в ряд созданных за несколько дней до распределения грантов кооперативов. Сейчас Счётная Палата совместно с прокуратурой разбираются куда ушли деньги.

Региону нужны кооперативы, которые бы собирали молоко, перерабатывали и занимались сбытом.

Высокие требования

Как обеспечить безопасность и качество?

Юрий Сердюк, член комитета областного Собрания по аграрной политике:

- Действительно, такая проблема в районах области стоит очень остро. Мы уже обращались в Министерство сельского хозяйства с тем, чтобы отрегулировать поставки сухого молока. Этот вопрос сейчас решается. Понятно, что переработка молока - это в первую очередь бизнес. Сейчас введены новые стандарты по мясу и молоку: они требуют чтобы  скот был забит на специализированных убойных пунктах, в другом случае можно использовать мясо только для личного потребления. Требования к молочной продукции тоже достаточно высокие.  Это делается, прежде всего, для того, чтобы обеспечить безопасность.

Цифры

В 2017 году валовой надой молока вырос на 1,4 % к 2016 году (составил 123,1 тыс. тонн).

За 2017 год Архангельская область заняла 5 место по удоям в России.





Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах
Роскачество